Urbi et Orbi - Городу и миру

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Urbi et Orbi - Городу и миру » Военное Празднество » 5. Quo vadis или Куды бечь?


5. Quo vadis или Куды бечь?

Сообщений 61 страница 80 из 93

61

О причинах своего переезда в Европу Кристен не стал говорить вслух. Бегич мог спросить о них вчера, если бы хотел. А сейчас можно было подумать, что вопрос обращен персонально Оттавии. И промолчать. Да, там, откуда Змей родом, теплых мест много. Но сейчас они стали горячими. Даже слишком. Риски возросли, а перспективы и потолок личного роста не менялись. И еще это мерзостное ощущение, что вышестоящие могут тобой пожертвовать, чтобы отведать крови очередного старейшины. Нет уж – второй раз такого не будет. Европа, равно как и любая другая страна вдали от дома, давала Змею больше личной свободы. И возможность распоряжаться своей судьбой самостоятельно. 

Архиепископ, как оказалось, не слишком осведомлен о судьбе сеньориты. О чем Покойница не замедлила сказать. А потом вдруг взяла и брякнула о Галеаццо. Выдала о важности возмездия для себя лично. Как неосмотрительно, Тави. Мы же договаривались… зачем? Хоть про наш “Союз меча и орала” не сказала… и на том спасибо.
Затыкать болтливую женщину было уже поздно. Оставалось включиться в разговор. Так, чтобы тема мести миланскому предателю обсуждалась в общем. А вчерашняя договоренность Кристена и Оттавии осталась между ними.     
- Я тоже не слышал о карательных операциях Шабаша. Князь-предатель все еще сидит на своем троне. Позволяет себе оставаться публичной фигурой. И, кажется, чувствует себя неплохо. Возможно, я чего-то не знаю, но мне печально и странно видеть бездействие огромной секты. Обещания наказания так и остались обещаниями.
Архиепископ большой европейской страны достаточно близок к верхам, чтобы знать некоторые вещи. О планах мести, если таковые были, Бегича могли информировать. Или же он сам мог принимать в них участие - Италия не так далеко. Поддержав тему Галеаццо, Змей рассчитывал, что старик не оставит ее без внимания. И, возможно, сообщит что-нибудь интересное.

0

62

- Мда? Интересно. Значит, уже и сюда добрались... - Нагараджа задумчиво сложил листки газет и убрал куда-то за спину. Потом поставил локти на колени, положив на скрещенные кисти рук подбородок. - Месть, великая и праведная. Смерть предателю. Во имя Шабаша. Да, это великолепно. И я даже знаю, почему нет осаждающих Милан орд. Точно потому же, почему не осаждали Лондон, даже когда Пресветлый изволил почивать. Ты хочешь его убить? Возможно, воскресить и убить снова? А ты знаешь, чего он боится?
Архиепископ тяжело поднялся, поглядев куда-то за собратьев пустым, отрешенным взглядом.
- Он боится потерять смысл. Мятущийся интеллигент, неспособный увидеть, но способный просчитать. И просчитывающийся. Он боится снова разочароваться и стать пустым. Ты сможешь сделать его пустым? Наполненным только горечью? Он сделает все, чтобы избавиться от этого ощущения. Все.

0

63

Оттавия не поверила своим ушам. Неужели Шабаш решил подождать, пока Галеаццо загнется сам??? Немыслимо!
- Джан Галеаццо уничтожил взрывом толпу наших собратьев. Включая мою стаю. Предал тех, кто ему доверял. Сжег подлинник Миланского кодекса. Видели бы вы как… с каким выражением лица он это делал, стоя на своем балконе. Потом целую неделю боевые отряды Камарильи рыскали по Милану. Уничтожали выживших по приказу предателя. Галеаццо забрал у Шабаша и подарил нашим врагам целый город. Такую пощечину секте не давал никто прежде. Сделай кто другой хоть малую часть из содеянного Галеаццо, его бы уже изловили и показательно четвертовали, - Оттавия была возмущена грехами предателя, и совершенно не понимала демонстративного бездействия секты, - Вы спрашиваете, хочу ли я его убить? Нет. Не убить. Для Галеаццо это слишком мягкое наказание. Он не заслужил даже самоубийства. Будь моя воля, я бы отдала его для опытов самым жестоким Извергам Шабаша. Тем, которые знают толк в пытках. Чтобы правильно подобранными мучениями они превратили каждое мгновение его нежизни в вечность. И чтобы число этих мучительных вечностей было для предателя нескончаемым. 
Итальянка прикрыла глаза и вообразила душераздирающий вопль предателя. Переполненный болью и ужасом. Вот чего заслуживает этот ублюдок! Как бы я хотела услышать такой вопль. Слушать его как музыку... ох и наговорила я. Зато выговорилась. Глаза открылись и посмотрели на архиепископа уже спокойней. Голос стал тише. 
- Простите, Ваше Высокопреподобие. По его милости я многое пережила. Многого лишилась. По мне – это слишком великодушно оставлять предателя один на один с его душевными терзаниями. Ожидать пока однажды он накажет себя сам. Так можно наказывать. Но не за то, что сделал он. Бездействием Шабаш показывает свою слабость и бессилие. Так мне кажется.

0

64

- Не думаю, что Галеаццо можно сравнивать с Пресветлым. Даже близко. Между ними пропасть, - негромко заметил Змей, - Птицы слишком разного уровня и полета. Допотопный Старец, Дитя Патриарха, легендарный правитель… и какой-то старейшина-итальяшка? И говорить не о чем.
Впрочем, замечание о “весовых категориях” двух Князей язык сделал мимоходом, пока голова обдумывала действительно ценную информацию. Как интересно. Оказывается, герр Бегич знал, почему Шабаш не осаждает Милан. Не вампиры на уровне стай – эти, хоть и составляют основную военную мощь секты, не уставали кричать о мести предателю, и Оттавия со своими планами сейчас была созвучна им – а верхушка Шабаша. Если бы верхушка хотела, поток возмущенных Мечей Каина давно бы обрушился на твердыню предателя. Но ведь не обрушился. Значит, не было команды сверху. Почему?
Вариант первый – верхушка Шабаша рассудила, что игра не стоит свеч, и выкорчевывание Галеаццо со свету будет стоить серьезных потерь. Сегодняшний Милан – это крепость, а защитники любой крепости имеют преимущество перед атакующими. Сия истина хорошо известна стратегам с древних времен. Предатель, после всего содеянного, ожидает мести и будет отчаянно защищаться, используя для этого все свои немалые возможности. И Камарилья не останется в стороне, дабы не показывать своей слабости. Для них это вопрос престижа.
Вариант второй, возможно, вытекающий из первого – наказание готовится, или уже тайно осуществляется, но другое. Подковерное. Скрытое. Не требующее масштабных операций, единственный гарантированный исход которых – глобальные потери среди личного состава. Архиепископ знает, чего боится Галеаццо, и что может погубить его изнутри. Откуда? Для догадки и предположения Обрен сказал это слишком уверенно – это именно знание. Значит, он, или кто-то еще наверху, выяснял. И теперь знает наверняка. А раз не скрывает информацию от жаждущих мести низов, вроде Оттавии, не возражает, чтобы этой информацией воспользовались. Или даже желает, чтобы воспользовались. 
Вариант третий – верхушка Шабаша собирается ударить, но позже. Не сейчас, когда предатель ждет во всеоружии, и “народный” гнев так силен. Ждет подходящего момента. Вампиры умеют ждать. Веками, если потребуется. А покуда ждет, осторожно пытается реализовать бескровный вариант номер два. Возможно, чтобы довести объект до нужной кондиции, ослабить. Бесславно, но что делать? В Европе, и особенно в западной ее части, Шабаш традиционно слабее Камарильи.

Эмоциональный монолог Оттавии перекликался с чувствами Кристена. Он и сам хотел бы показательной расправы над предателем – чтобы Шабаш показал свою силу и мощь. Но если этой силы нет? Или ее применение в таких масштабах признано нецелесообразным? С этим нужно считаться. Оттавия хочет мести, обращается к верхушке и получает ответ – почти инструкцию как отомстить предателю. Конечно, совсем не то, что она хотела бы услышать, но тоже вариант. И его нужно взять на заметку.

Кристен положил руку на плечо подруги. Чтобы успокоить и поддержать. Она разгорячилась не на шутку, и ее можно понять.
- Не ты одна этого желаешь, Оттавия. Уверен, предателя давно бы наказали именно так, как ты говоришь. Если бы могли и хотели. Но реализовать столь глобальный сценарий может стоить дороже, чем Шабаш готов заплатить. Больше, чем Галеаццо навредил своим предательством. Кроме того, открытый вызов Шабаша дает ему дополнительную мотивацию жить – в случае прямой угрозы любой забудет обо всем, и будет яростно защищаться. Это инстинкт. Очень сильный. Один из основных. А если то, что сказал о предателе герр Бегич, не предположения и догадки, а достоверный факт, - Змей посмотрел на Обрена вопросительно, ожидая опровержения или подтверждения, - большое нападение Шабаша только подстегнет миланского Князя. Станет для него искрой жизни. Смыслом. Фактически подарком. Что Ваши слова о Галеаццо, герр Бегич? Предположения или установленный факт? Душевное равновесие миланского Князя действительно так неустойчиво?

+3

65

- Я достаточно давно знаю Яна. В отличие от Монкады, он не способен поддерживать себя верой. И его жесты и метания, как и на заре Шабаша, происходят из одного корня, - Нагараджа махнул рукой. - Сеньорита, не сочтите за дерзость, сколько вам лет? Обычно пытки Извергов пугают первые лет двести, а потом тело уже испытало столько боли, что они вызывают только легкое раздражение. Если мы замучаем Галеаццо, то другие колеблющиеся не испугаются. Они будут считать, что уж им-то удастся избежать наказания. Нужно, чтобы он пал сам. Поняв тщету своих действий. Тогда и остальные всерьез задумаются.
Они не были друзьями. Никогда. Но и врагами тоже. Просто иногда беседовали. И Обрен не понимал, зачем так мучить себя предположениями? Зачем изводиться от мыслей и правильности сущего? Старый Эвтанатос давно уже сделал для себя неутешительный вывод: все, что делается, к худшему и к лучшему одновременно. Попытки метаться между линиями бытия бессмысленны. Поэтому он ушел от своего Аватара. отказался от Восхождения к безумию и пустоте.
На мгновение лицо Архиепископа стало безмятежным, а глаза пустыми. Только на мгновение.
- А Допотопные имеют свойство крепко спать. И организовывать хорошую коалицию вокруг себя. Проблема именно в ней, а не в отдельно взятом старце, сколь силен бы он ни был. Иначе нам и на Патриархов клыки скалить смысла нет, они же сильны. Зато нас много.
"И мы в тельняшках..."

0

66

Оттавия слушала напряженно, но терпеливо. С должным уважением и вниманием. Оба вампира были старше, сильнее и опытнее ее. Что Обрен, что Кристен. Это дисциплинировало. Держало Покойницу в рамках. Но как же хотелось поспорить! Их слова со скрипом принимались разумом, но встречали небывалое сопротивление эмоций. Еще бы! Они оба говорили – “то, что ты давно хочешь, о чем мечтаешь – бесполезно, ненужно, не сработает. Забудь! Делай и думай иначе. Переступи через свое хочу.” А как тут забыть и переступить, если хочется? Очень сильно хочется. Это сложное дурацкое чувство, когда тяжело принять истину. Тяжело, но нужно. Потому что истина. 

- Мне нет еще и ста, - ответила она на вопрос о своем возрасте.
Мозгами Кьеза начинала понимать озвученные доводы. И все то у них правильно, все логично! Не подкопаешься, блин. И что теперь? Оставить этого ублюдка в покое? Терпеливо ждать пока он усомневается весь насмерть, сидя в своих палатах царских? Оденет однажды халатик, хлебнет из хрустального бокала французской кровушки урожая 1976, погладит любимую болонку и пойдет смотреть рассвет? Такой расклад мстительную итальянку не устраивал категорически. Если доводы архиепископа о неспособности причинить предателю боль пытками Кьеза с большим сомнением приняла, то принцип невмешательства и пассивного ожидания все еще был неприемлем. Она жаждала мести и действий.           
- Я поняла… поняла. Но это же не повод пускать дело на самотек. Если уж решили извести предателя так, нужно же что-то делать. Как-то подтолкнуть его к краю пропасти. Да отвесить смачного пенделя, чтобы он туда свалился вверх тормашками. Чтобы побыстрее и наверняка. Нет? 
Оттавия смотрела на большого босса с надеждой. Как дети малые смотрят на дедушку Мороза, ожидая чуда и подарков. И не просто ожидая, а почти требуя взглядом. А как без подарков? Я была хорошей девочкой весь год? Была! Вот и подарок должон быть!
- Скажите, раз начальство решило действовать так, делом Галеаццо занимаются? Ведь ему помогают дойти до ручки?

0

67

С каким пониманием Обрен говорит о проблемах Галеаццо. Или я слышу сочувствие? Меняющийся взгляд. Тон. Слова. Мысли. Архиепископ не был равнодушен к тому, о чем говорил, как показалось Змею. Возможно, и он сам имеет схожие проблемы. В той или иной степени. Немудрено… в его-то возрасте. Реальность такова, что с возрастом потомки Каина находят все меньше причин продолжать свое существование. Неумолимые годы забирают все, что когда-то было дорого и ценно. А оставшееся – обесценивается, теряет смысл. Нарастает разочарование, остывают страсти, копятся боли и печали, множатся сомнения. Повидавший многое опыт лишает радости удивляться – зачастую в новом видится давно забытое старое, или же закостенелое восприятие убивает интерес ко всему современному, заранее ненавидит его. И скука. Невыносимая скука.
Пока Кристен не страдал ничем подобным – он был увлечен тем, что делает. Имел планы на будущее, ставил перед собой цели и пытался их достичь. Но иногда, видя такие вот пустые взгляды старейшин, он задумывался. И боялся, что однажды подобное может случиться с ним.

Сейчас Змей был увлечен разговором. Запоминал и обдумывал полезные факты – о Галеаццо, о Допотопных тоже. Тема не оставляла его равнодушным, и следующими вопросами он желал прояснить для себя определенные моменты, имеющие значение.
- Уверен, сеньорита Кьеза, говоря о пытках и возмездии для предателя, имела в виду еще и показательность. Шабаш в большинстве своем – молодые горячие Каиниты. Все они знают, что сделал Галеаццо. И реакция их… их эмоции и мысли, я уверен, созвучны аналогичным Оттавии – они возмущены, переполнены негодованием, жаждут справедливости, крови и жестокой расправы над предателем. Причем, всего этого они ждут от своей секты – от могущественной армии Мечей Каина, которым Галеаццо дал пощечину. И от лидеров. Ждут, но не видят. Допускаю, что отсутствие явного видимого возмездия вредит душевному равновесию Галеаццо, но вот о силе и возможностях Шабаша в глазах большинства… и тех же колеблющихся… оно сказывается не самым лучшим образом. Осмелюсь спросить Вас, герр Бегич – наверху уже думали, как быть с этим моментом? Игнорировать чаяния большинства … может быть чревато.   

Последний вопрос Оттавии хорошо иллюстрировал эти самые чаяния большинства. Ей – молодой и горячей Покойнице – только что разложили ситуацию по полочкам, а она понимает и все равно жаждет действий. Хочет, чтобы большой сильный Шабаш сделал миланскому Князю бо-бо. Хоть что-то плохое! Приблизил момент его падения и кончины. И свято верит, что лидеры не останутся в стороне от мести. Комментировать вопрос Оттавии Змей счел лишним, но дал понять, что и ему было бы интересно услышать ответ.       
- Мда. Не хотел бы я оказаться на месте начальства, решая такую проблему. Все так неоднозначно. И сложно. Нужно учитывать массу факторов, сохранить лицо, добиться результатов… я им не завидую.

0

68

- Именно этого он и ждет. И Камарилья ждет. Что мы, как дурные брехливые псы, кинемся на врага, истекая пеной. Аджав-хан вполне определенно высказался насчет подобных методов ведения войны, и я не сказал бы, что его реакция меня удивляет. Выставим итальянца героем, а себя дураками. Даже сломив его, мы попадем под удар остальных. Ослабленные и не видящие ничего, кроме привязанного к дереву поросенка.
Архиепископ явно вернулся к прозе бытия из своей нирваны. Сощурил левый глаз, усмехаясь. Хищно и высокомерно. ВпрочеМ, это высокомерие не относилось к собеседникам. С ними он разговаривал как с равными.
- Попробую упростить. Да простит меня сеньорита, для которой миланское побоище было трагедией, для Шабаша в целом это просто некоторая неприятность. Заранее успокою, на месте никто не сидит. Поросенок нам еще нужен, пусть будет привязан к этому дереву. Но вот заставить его немного поверещать будет нелишним. Нам нужны загонщики. Не тот, кто на виду. Наверняка и вы, сеньорита, были... упущены специально. Чтобы рассказали всем. Подобная демонстративность говорит о том, что нас хотят банально спровоцировать вашим гневом. Гневом тех, кто потерял. Все получат свое согласно желаниям. Если хотите, можете пощекотать ему нервы, но не стоит ради этого терять голову и рисковать шкурой. Тем более чужой. Месть должна быть холодной, сеньорита.

0

69

Вот за это Кьеза и не жаловала политиков. Что для рядовых страшная трагедия, для них статистика. Некоторая неприятность, как только что изволил выразиться архиепископ. Этот хоть не снобствует. Даже извинился. И срывать на Бегиче свое праведное возмущение Оттавии не хотелось. В благодарность за его откровенния и прямоту, так редко встречающиеся у политиков.
Еще Высокопреподобие высказал предположение, дескать сеньориту выпустили из Милана специально. И этого она стерпеть не могла. Да что ты знаешь!? Меня что, специально попросили отойти к воротам перед началом “шоу”? Или подтолкнули к выходу за секунду до того, как смертельная ловушка захлопнулась? А может скажешь еще, что меня любезно провожали из города? Нет, старик! Из Милана я спаслась сама. Когтями и клыками. Одна я знаю скольких трудов мне это стоило, и как сильно союзнички Галеаццо не хотели меня выпускать. Сделав над собой видимое усилие, итальянка хмуро ответила. Не без гордости. 
- Поначалу меня спасла случайность – я находилась рядом с воротами, когда Галеаццо показался на балконе. И успела вырваться наружу за секунду до того, как ловушка захлопнулась. А из осажденного Милана я выгрызалась неделю… сразу, как оправилась от ран после взрыва. Когтями и клыками. С боем. Лица гулей и штурмовиков Камарильи, которых пришлось убить в процессе побега, говорили о том, что меня не очень-то хотели выпускать. Не думаю, что упустили специально. Слишком дорого для “специально” обошелся им мой побег.       

Ответить на остальное тоже хотелось, но Оттавия не знала что. Разговор и реальное положение вещей зашли слишком далеко от ее представлений и ожиданий. Это огорчало. Сильно. И даже разочаровывало. Самеди задумалась и смогла выдавить из себя только печальный вздох.   
“Все получат свое согласно желаниям… на месте никто не сидит” – эти заверения большого босса хоть как-то подсластили пилюлю, но не вязались со всем остальным.
- И как же это все получат согласно своим желаниям? Например, я уже обломалась. Хотелось бы еще знать кто и как именно не сидит на месте, и портит кровушку миланскому ублюдку?

0

70

- Понятно. Большие боссы играют в свои большие игры. Они давно решили, что и как лучше сделать. И делают. Тихо и незаметно для окружающих. А неведение низов Шабаша, равно как и настроения в народе, их мало волнуют. Или не волнуют вовсе.   
В целом Кристен понял расклад и счел его разумным. А что еще оставалось делать Шабашу в нынешних обстоятельствах? Если бы сам Змей занимал видный пост, имел право совещательного или решающего голоса в секте, он бы, пожалуй, мог согласиться с таким планом действий. Или предложил бы свои идеи. Подтолкнуть к предательству видную фигуру Камарильи, например. Как это сделал консорциум итальянских князей Камарильи с Галеаццо. Наверняка и в Башне Слоновой Кости найдется колеблющийся старейшина, готовый к предательству. И тогда месть свершится зеркально – по принципу око за око, зуб за зуб. Второй вариант: не устраивая глобальных атак на Милан, организовать тихое убийство Галеаццо. В секте достаточно сильных Ангелов Каина, охотчих до старой крови. Мастеров Изменчивости, чтобы помочь исполнителю подобраться к жертве или внедрится в ближайшее окружение Князя. Да и тауматурги с колдунами имеются – их возможности весьма велики. Миссия выполнима. Было бы желание организовать убийство. Но… Кристен большого поста не имел, и все свои идеи был вынужден оставить при себе.

Оттавия выглядела совсем уж разочарованной. И еще Покойнице сильно не понравилось, что её героически-сложный побег из Милана Бегич вот так просто взял и приписал спланированному коварству врагов. Хорошо еще не взорвалась, а только хмуро опровергла. Сдержалась. Тави…Тави. Сейчас колдун ей даже посочувствовал. Немного. Уж он-то знал, как важна для итальянки эта вендетта. И вчерашнее их соглашение. Желание утешить подругу было второстепенным – прежде всего Змей хотел выполнить то, что обещал Оттавии. Чтобы не ударить в грязь лицом, и Самеди осталась бы его должницей, как условились. Не нужно усердствовать с Галеаццо? Тем проще и лучше. Можно ограничиться нанесением какого-нибудь вреда, тем самым исполнив свои обязательства по вчерашнему договору. Архиепископ как раз оставил зацепку, чтобы это сделать. “Поросенка нужно заставить поверещать. Нужны загонщики. Не тот, кто на виду.” – как раз это можно устроить.       
- Как Вы знаете, герр Бегич, в нашей секте, - сейчас Кристен имел в виду не большой Шабаш, и секту Змей Света, - практикуют тауматургию, отличную от оккультных практик Тремер и чародейства сынов Аламута. Семейные тайны Кобр, не известные даже чародеям Сеттитов, - колдун недобро улыбнулся, - Если Шабаш решил воздействовать на Галеаццо бесконтактно и тайно, это можно устроить. Посредством особой магии и ритуалов: достать предателя и навредить ему издалека, воззвать к помощи Лоа, даже влезть в его проклятую душу. Уже сейчас мне на ум приходят занятные варианты, но… позвольте прежде прояснить одну вещь. Я правильно Вас понял – “поросенок” зачем-то еще нужен секте живым, привязанным к “миланскому дереву”? И его Окончательная Смерть, если таковая вдруг приключится, помешает планам вышестоящих?

0

71

- Нет. Не помешает. Но она должна быть демонстративной. Лоа так лоа. Сеньорита, я не говорил вам не двигаться с места, я говорил, что стаи на смерть не брошу.
Высказываться насчет героического бегства Бегич не стал. Разумеется, на их уровне все было искренним. Разумеется. Но кто сказал, что там не оставили только тех, кто не сумеет удержать? Карш тоже не дурак повоевать и прекрасно знает своих. Наверняка заставили Галеаццо растратить все свои силы на сдерживание беглецов, заменив его "дружину" своими ставленниками. И волки целы, и пастуху вечная память.
- Есть разница между полномасштабной священной войной, демонстративным наказанием и глупостью. Можно переманить старейшину - но я хотел бы поинтересоваться, зачем он нам? Единожды предавший? Кто его переманит следующий? Можно гибнуть десятками и сотнями в Милане. А можно наносить точечные удары. Этого я и хочу. Кризиса Миланского Домена под властью Камарильи. Причем кризиса не оттого, что пришел Шабаш, развеваясь знаменами, и раскатал все там в ровную немецкую гладь. Как будто бы само, потому что система неэффективна, потому что из Шабаша Камарилья не выйдет, и все попытки будут заранее обречены на провал. потому что не дано. И Камарилья неэффективна. Разложение, сеньорита. Уж вы должны понимать, что если запустил раз процесс, то потом его не так-то просто остановить. Джан слабое звено, известное нам, на которое куда легче давить, чем на кого-либо еще. и в то же время важное для Камарильи звено, ибо первая ласточка. Пусть вся его система сгниет изнутри, а не будет укреплена атаками внешнего врага. Тогда в этом есть смысл, и Галеаццо станет подарком судьбы.

0

72

- Все интересней и интересней. Сначала сказал, что Галеаццо еще нужен верхушке там, где он сейчас есть. На троне миланском. Вайперу пришлось даже переспрашивать можно ли извести предателя насмерть, или просто незаметно мучить во славу Шабаша. Потом выяснилось, что убить таки можно, но только чтоб демонстративно. А сейчас вообще говорит о превращении нашей трагедии, которая для них небольшая неприятность, в большую победу Шабаша. Да еще так, чтобы победитель оказался как бы нипричем. Типо оно само рухнуло, ибо так жить нельзя и пусть всякому это будет наукой! Эк куда замахнулся – чтобы Галеаццо, большой босс со стажем, да еще из клана Ласомбра, позорно развалил бы систему управления собственным городом. Да он помирать будет, а выдать распоряжения прислужникам не забудет. У него это уже в привычку вошло. На генном уровне. Мда. Кризиса им захотелось. Разложения. Вашими бы устами…
Что такое разложение Оттавия знала не понаслышке. Самеди как-никак. И врач по образованию. Заражение, отсутствие или недостаточность сопротивления и препятствующих мер, необратимость процесса – и готово дело – можно заказывать гробик и местечко для захоронения. Но скепсис Самеди нарастал. Все эти изощренные тонкости и премудрости итальянке категорически не нравились. В них была своя прелесть, но для предателя лично она желала другой участи. Кровавой, жестокой и простой. Не холодной, а с пылу с жару. Как горячая пицца. А долгий скучный развал, клубки интриг и прочая дребедень сеньориту совершенно не вдохновляли.           
- И как же совместить все это? Демонстративное убийство, точечные удары и “оно само развалились”? Первое с третьим не вяжется вообще! Задачка еще та. Пффф. Сколько ненужных сложностей ради туманных выгод. Ну, положим, доведут они Князя до суицидального рассвета, предварительно развалив все миланское хозяйство. Потратят на это многие лета. И что? Пока будете готовить свою холодную месть, сомневающиеся только вдохновятся безнаказанностью предателя, и предадут тоже. Ибо не страшно – все равно не накажут. Галеаццо ведь не наказали. Бравые вояки секты, которым все эти политические реверансы до одного места, разочаруются от бездействия верхушки. А враги будут считать и называть Шабаш слабаками. Насмехаться. Только самые параноидальные камарильцы могут заподозрить тайную сложную месть и волнительно ожидать, но сильно жизнь им это не испортит.
Ситуацию разжевали подробно, но итог разочаровал Покойницу. Не вкусный итог. Уж она его и так и эдак пыталась – не нравится и всё тут! Может дело в возрасте? Молодые всегда все хотят здесь и сейчас. Живут днем сегодняшним. Не желая обижать Обрена и выдавать свой настрой еще сильнее, Оттавия задумчиво молчала, изредка кивая умным словам старших. Единственное, что вдохновляло ее сейчас –  колдун заикнулся о неких занятных вариантах, способных привести Галеаццо к Окончательной Смерти. Готов был действовать. Держал данное вчера слово.
- Не передумал бы действовать после таких уточнений свыше.

0

73

- Гибнуть десятками и сотнями в Милане, разумеется, глупость. А вот низвергнуть предателя хитростью… пошатнуть основы его власти… запустить процесс разложения. Для этого требуется нестандартный подход и осторожность. Ювелирная работа. Клянусь Каином, смахивает на занимательнейший ребус.
Чем сложнее задача, тем интересней ее решать. И тем большее удовлетворение принесет успех, если дело выгорит. Кристен любил нестандартные задачи сами по себе. Их решение всегда было связано с получением ни с чем не сравнимого опыта и удовольствием. А дело Галеаццо в нынешнем разговоре обросло нестандартностями просто до неприличия. Принимать или нет этот вызов? Странный вопрос – Змей принял его еще прошлой ночью. Новые обстоятельства могли стать поводом пересмотреть договор с Оттавией. Отступить. Но зачем? Игра обещала быть интересной. А дивиденды и выгоды? Одно дело красиво умыть камарильского старейшину – это позволило прославиться, получить некие выгоды. А если столь же красиво и насмерть умыть всем ненавистного предателя? Кристен мечтал однажды удостоиться чести стать Прискусом. Считал, что именно этот статус – высокий, но вырванный из властной вертикали – предоставляет нужное сочетание власти и свободы внутри Шабаша. Чтобы добиться такой чести, нужно сделать нечто выдающееся. Записав себе в актив еще и решение вопроса с предателем, Змей мог бы рассчитывать на многое. Так что любые возможности, приближающие к долгосрочной цели рассматривались с особым интересом. Игра стоит свеч.

Самеди совершенно приуныла. Если и пыталась скрывать свое разочарование, получалось у нее из рук вон плохо. Обманутые ожидания. Тебя так просто читать, Тави. Учись скрывать свои эмоции. Архиепископ, напротив, все дальше уходил от своей немногословности. В чем-то даже противоречил сам себе, или же сам рассматривал несколько параллельных дорожек, ведущих к желаемому. Что говорило о важности самой темы и заинтересованности. А от Вас, герр Бегич, хорошо бы получить что-нибудь конкретное для работы. Полезная информация о жертве предстоящих дел уже прозвучала, но крайне мало. Кристен хотел еще.
- Для работы с этим слабым звеном мне понадобится информация. Может Джан кому-то и известен хорошо, но, увы, не мне. В секте есть кто-то, кто наблюдает за предателем? Знает его нынешнее окружение? Слуг. Привязанности. Слабости и привычки? Не лишней была бы информация и о действующих лицах большой миланской песочницы... и есть ли среди них тауматурги, - косвенные методы воздействия через третьих лиц в нынешней ситуации могли стать наиболее эффективными, - Так или иначе, я присмотрюсь к предателю своими методами. Но, раз Джан так хорошо знаком кому-то в Шабаше, было бы глупо собирать досье с нуля, не пользуясь знанием Братьев.

0

74

Девочка насупилась и только что носиком не сопела. Провалившимся. Некромант хитро прищурился и улыбнулся. Красивая. Или это он извращенец старый?
- Сложный вопрос. Разумеется, от старых знакомых он избавился, отдалив от себя и потом просто не допустив на старые места. Так что лучше всего знают Яна в Камарилье. И я даже знаю, кто конкретно склонил его к предательству. Возможно, через него удастся добраться до остальных, - Архиепископ пощипал подбородок костлявыми пальцами. - Все же удобно быть молодым... старшие смотрят свысока и демонстративно не запоминают в лицо. И забывают, что если ты молчишь, это не значит, что ты не можешь слышать и говорить. Я могу дать косвенные наводки. И кое-что от себя о характере. Но не сейчас, чуть позже. В письменном виде. Нам уже пора собираться, можем не успеть...

0

75

Оценить красоту Оттавии архиепископ мог, только если вглядывался сквозь фальшивый облик Затемнения своим Прорицанием. Посильная для него задача. Для Самеди итальянка действительно была довольно привлекательной, а носик, сохранившийся в довольно приличном состоянии (опять же для Самеди) являлся предметом отдельной гордости. Если же Обрен не вглядывался, то видел перед собой одну из Масок. Обычного вида девушку, отдаленно напоминающую прижизненный облик сеньориты. Самеди часто использовала его.   
Кьеза слышала краем уха, что Шабаш спешно срывается с места. И сейчас большой босс дал отмашку разъезжаться. Последнее его обещание внушало таки надежду, что полезные сведения о предателе он передаст. Смущала лишь форма. То самое “в письменном виде”. Как сей почтенный дедушка передаст их нам? Тоже напишет на пергаменте и отправит голубиной почтой? Или будет курьерская доставка? Вот интересно, знает ли он о существовании электронной почты? А если знает, признает ли ее?
- В письменно виде хорошо. А как Вы передадите нам это? – робко поинтересовалась Покойница, - Мы ведь сейчас разъедемся кто куда. Я могла бы оставить свою электронную почту. E-mail. И может Вы подскажете у кого из наших еще можно поспрашивать о Галеаццо? И как с ними связаться.           
Что-то даст Обрен, что-то другие. Все вместе может стать отправной точкой для подготовки качественной мести.

0

76

- Буду благодарен за любую информацию, герр Бегич. А там посмотрим, что из нее можно выжать. Никогда заранее не знаешь, что пригодится, а что нет. Решающую роль могут сыграть факты, на первый взгляд совершенно малозначительные.   
Разговор завершается и Змей не планировал никого задерживать. Сведения Обрена обещали быть вкусными. И полезными. Оставалось их дождаться. В этой связи вопрос Оттавии был донельзя актуален.
- Хороший вопрос. Электронная почта неплохой вариант. Удобный. Быстрый. Достаточно надежный. Конечно, если у Вас нет других способов доставить сведения лицам без постоянного адреса. Мы покинем Австрию уже сегодня. До рассвета я планирую быть в Деггендорфе. Кстати, не знаете, чей это город? Безопасно ли там останавливаться?
Кристен не выбирал Дегенндорф – это сделал Эрмангар во время вчерашнего разговора. Пообещал там встречу с одним из своих агентов. Почему? Змей не спрашивал. Прискусу виднее… и он бы не стал предлагать Кобре и своим агентам встречаться в “горячей точке”. Городок не самый большой, зато удобный. Недалеко от границы с Австрией. И добираться туда было удобно. Как раз сейчас гули готовили отъезд Кристена. Неплохое место для начала знакомства с Германией.

0

77

- Удобный. Быстрый. Иногда даже хуже защищенный, чем голубь с конвертом. Но хорошо. Вам удобнее, мне же все равно.
Нагараджа знал, что такое электронная почта. И даже был не прочь поразвлечься с новомодной игрушкий под названием "интернет". Или головоломки какие-топ орешать. Но вот информация о прослушивании и просматривании всего и вся в этой среде его всерьез удручала. Понятное дело, что всегда можно перехватить письмо. Но тут ты хотя бы можешь об этом узнать по косвенным признакам! А здесь? Ни он сам, ни его приближенные не обладали достаточными знаниями, чтобы обеспечить безопасность канала. "Надо будет завести какого-нибудь... как их называют... программиста. Пусть работает". Сделав зарубку на память, Обрен задумался над вторым вопросом.
- Город как город. В основном там анархи и бардак. С кем и как связаться, все сообщу. Мне надо повспоминать.

0

78

С каким недоверием относились старейшины ко всему новому Оттавия знала. Параноики вроде вампиров редко доверяли каналам, которые сложно поддавались их понимаю. И предпочитали пользоваться старыми проверенными способами, которым доверяли. И которые понимали. Даже если это происходило в ущерб скорости и удобствам, экономия нервов была значительной. А душевное равновесие бесценно, что ни говори! 
- Иногда. Если кто-то стоит наготове, расправив уши, и следит за каналом передачи… так мне кажется. Слабо верится в глобальную и всеобщую систему слежки за всеми. Объем информации идет колоссальный. Чтобы все взломать, перехватить и изучить ресурсы нужны тоже колоссальные. Кому это надо?   
Паранойя Оттавии еще не достигла тех масштабов, чтобы уверовать в глобальную слежку всех за всеми. Она прекрасно понимала, что при желании технические специалисты-информационщики могут перехватывать чужие письма в сети. Но ведь такое желание еще должно возникнуть. Они должны заинтересоваться кем-то конкретным, и целенаправленно перехватывать почту. А чтобы глобально изучать весь объем входящей и исходящей почты в мире – в это Самеди поверить не могла. Слишком большой объем. И слишком много бесполезного мусора. Это сколько ж нужно сил и ресурсов, чтобы просто обработать такой объем информации?
- Если у Вас есть свой привычный способ, используйте его. Я просто предложила.      
Добавила она немного смущенно. Таки боязно учить дедушку кашлять.

Про Деггендорф итальянка услышала только что. Впервые. Удивилась, но виду не подала. 
- Вот так, дорогуша. За тебя опять решают где и когда ты будешь находиться. Привыкай. Как в старые добрые времена.
Ничего против Деггендорфа она не имела. Когда-то давно Покойнице доводилось бывать в Баварии. Но не в Деггендорфе. Все зачем и почему Оттавия решила озвучить потом, когда останется наедине с Вайпером. У нее были и другие вопросы. А сейчас нужно прощаться с архиепископом и двигать отсюда. Сейчас стрелки отсчитывают минуты в Линце не в пользу Шабаша.
Покойница оставила адрес электронной почты, если он нужен. Поклонилась старейшине, попрощалась и последовала за Кристеном. Своим дуктусом.

0

79

Вот именно. Не учить дедушку кашлять. Золотые слова! Архиепископ пообещал передать информацию, значит передаст. И найдет способ как это сделать. Приемлемый и удобный для себя. Настаивать на получении сведений всенепременно и исключительно по мылу Змей, разумеется, не стал. Спрашивать что-то еще тоже. Развивать мысли о глобальной информационной слежке тем более. Пора разбегаться. Время поджимает.
Поблагодарив за содействие и пожелав Бегичу удачно вывести стаи из Линца, вампир попрощался. Вместе с Оттавией он направился к дороге. Туда, где ожидала машина. 
- Забавно. Вот я и Дуктус, - подумал он.
И усмехнулся. Планы стремительно менялись и перестраивались, с учетом новых реалий. До начала разговора Кристен был уверен, что покинет Линц вместе со стаей арийца. Даже успел свыкнуться с этой мыслью. Изучить будущих компаньонов. Вспомнить все, что знал о Сан-Диего… в том числе об угрозах, которые планировал преодолевать вместе со стаей. Насколько он знал, ситуация в домене Тары развивалась прелюбопытным образом. Может, стоило им сказать? Предупредить? Перед глазами вновь возник Эйке и его молодняк. Теперь уже чужой молодняк. Их предводитель охладил изначальное дружелюбие Змея. И вместо понятного предостережения стая получила только намек. Намек столь прозрачный и невнятный, что его могли списать на ворчание обиженного. Пусть это будет испытанием для них. И для твоего интеллекта, юный Цимисх. Спишете мои слова на обиду – виноваты сами. А задумаетесь – начнете искать тех других. И найдете их раньше, чем они вас. Если повезет.       
Все сложилось так, как сложилось. Час назад Кристен думал, что займет привычное место Священника. А сейчас – бывает же – сам будет вынужден искать Священника уже в свою стаю. И саму стаю, кстати, тоже. Кроме Оттавии пока никого не было.
Кристен остановился и задумчиво посмотрел на подругу. Потом обвел взглядом пустырь, где суетились оставшиеся собратья. Объявлять о наборе в стаю здесь и сейчас не было никакого смыла. Не до того – Орбен поставил задачу быстро собраться и уехать, а собеседования требуют времени. И обстоятельности. 
- Линц итак подарил мне достаточно много. Спасибо этому дому. Пойдем к другому. Деггендорф для начала. А там будет видно.   
Задумчивый взгляд вернулся к Оттавии.
- Запомни эту ночь, Тави. Сегодня родилась еще одна стая. Наша стая.

0

80

Архиепископ остратненно кивнул, возвращаясь к своим делам. Он сказал все, что хотел, и не собирался больше вмешиваться в дела этих Мечей Каина. До поры до времени.
- Адрес отдадите Цезарю, - Нагараджа, не оборачиваясь, махнул рукой в сторону секретаря-Носферату, незаметно шустрившего с документацией. - Постарайтесь не задерживаться.
Обрен, как молоденький, взлетел по ступеням и скрылся в глубинах "передвижного убежища, оставив газеты на попечение вышеупомянутого Цезаря. Носферату неторопливо поднял их, собрал и повернулся к парочке.

0


Вы здесь » Urbi et Orbi - Городу и миру » Военное Празднество » 5. Quo vadis или Куды бечь?