Urbi et Orbi - Городу и миру

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Urbi et Orbi - Городу и миру » Прошлое » 1995 год. Лос Анджелес. Домашние питомцы


1995 год. Лос Анджелес. Домашние питомцы

Сообщений 21 страница 40 из 63

21

Вначале вернулся свет. Теплый, электрический, какой-то очень кухонный, привычный и домашний. Свет принес с собой звуки: звуки накатывали на него, словно свинцовые волны набрякшего, беременного непрорвавшимся штормом зимнего океана, звуки бились где-то о край сознания, как о сваи причала, и снова терялись в общей толще воды: "он милый", "и пиццу еще", "очухается"... Он болтался в этих волнах, легкий, как поплавок, его выкидывало на поверхность…
Стиви распахнул глаза. Я что, был без сознания? И это что, все? А что, впервые в жизни отрубиться – и даже не запомнить, как оно бывает, вполне в духе такого конченого неудачника, как Стиви Коул. И тут, как по заказу, воспоминания вернулись: достаточно было увидеть своего незваного гостя ("Эрих, он же представился", - почему-то именно сейчас в памяти всплывает имя), а пальцы уже рванули к груди, царапая гладкую – никаких ран, никаких шрамов, ничего – кожу (Ничего? Ничего не было? Да что я скурил?), сжались непроизвольно на заскорузлой от крови рваной майке. Стиви рывком сел, наконец полностью вернувшись в здесь и сейчас. В теплом-уютном-домашнем-кухонном свете Эрих что-то втолковывал длинноволосой смазливой… Стоп, парню: "Профессионализм не пропьешь, парня от девицы еще отличу", - неожиданно ухмыльнулся про себя Стиви. Он чувствовал себя странно: легким и словно… Да, пожалуй, счастливым. Ощущение было правильным и неправильным одновременно. Стиви запрокинул голову. Эрих смотрел на длинноволосого как нашкодивший щенок, длинноволосый смотрел на самого Стиви – так, словно его любимый песик обгадился, и вот это теперь предстоит убирать, но что ж, такова жизнь, всем нам приходится чем-то жертвовать…
"Симпатичные ребята", - заценил Стиви. Странная легкость не проходила, кружила голову, он и вправду давно уже не чувствовал себя так хорошо, и подтянувшись поудобнее, чтобы сесть, опираясь спиной о дверцу кухонного шкафа, Стиви беззлобно поинтересовался:
- Ну и что за хрень тут на х происходит?

0

22

Мужчина очнулся довольно быстро (а может, так и должно было быть? подобного опыта у Александра не было, а присутствовать при создании других гулей не довелось), подтянулся, устраиваясь поудобнее, и задал вопрос самым обыденным тоном, как будто для него в порядке вещей сначала впускать незнакомцев, потом подвергаться изменениям плоти, а затем вырубаться. Наверняка, парень в шоке, и Александр не собирался сходу раскрывать все карты: ему говорили, что многие питомцы, узнав, кем стали, впадали в истерику, некоторые даже пытались напасть на хозяев.
Словом, Александр предпочел не рисковать. "Его зовут Стиви", - вспомнил он слова Эриха.
- Привет, Стивен, - он дружелюбно улыбнулся. - Извини, что мы вошли без спроса, но мы здесь прогуливались, а потом Эрих увидел в окно, что у тебя припадок. Я немного... знаком с правилами первой помощи, так что сейчас все в порядке.
Александр перехватил взгляд Стиви, брошеный на собственную футболку, и тут же добавил:
- А это... футболку разорвал Эрих, когда пытался сделать тебе непрямой массаж сердца. А кровь моя, у меня часто идет носом кровь, - продолжал врать Александр, все с тем же спокойно-дружелюбным выражением лица. - Извини. Если хочешь, куплю тебе другую.
Тореадоры могли быть очень убедительны.

0

23

И вправду, очухался.
И выглядел совершенно здоровым… вернее, как сказал бы сам Эрих, - совершенно *нетронутым*, даже до обидности нетронутым.
Стиви смотрел на обоих чуть ошарашенно, но, пожалуй, дружелюбно. Все-таки он ужасно милый, оно и к лучшему, наверное, что Ал не дал сделать из него что-нибудь… необычное.
Потому что «необычное» уж точно не было бы милым.
- Ага, - подтвердил Эрих, когда Ал начал врать.
Врал он вдохновенно.
Просто-таки мастерски – заслушаешься. Вот за это невольно и будешь уважать Тореадоров, они даже лапшу на ушах превращали в произведение искусства от лучшего шеф-повара Италии. Или Франции. В общем, превращали.
В таких случаях Эриху было лучше всего помалкивать. Правда, мелькнула мысль – а как же «привязка», человек ведь теперь не сможет без «подпитки», говорят, крыша у них едет почти как у самих сородичей без драгоценной витэ.
Но Эрих молчал. Алу лучше знать.
- Ага, - повторил он, и почесал нос тыльной стороной ладони.
Врать у Эриха получалось плохо – привычка чесать нос, когда врешь осталась еще  с тех пор, когда действительно что-то могло чесаться.
В общем, почесал.
Окровавленной – от пальцев и вверх по предплечью, чуть не до локтя, рукой.

0

24

Стиви любит итальянскую кухню, особенно пасты: pasta alla norma вообще одно из его любимых блюд, но – не на ушах же! Гуляли, значит. По пляжу. Гуляли себе, никого не трогали, и вдруг человеку плохо. Ну как было не сделать непрямой массаж сердца?
Тоже мне, юные бойскауты. Спасатели Малибу.
А ведь Стиви ему практически верил, этому длинноволосому. Не просто верил - хотел верить, так же отчаянно хотел, как в пятнадцать – увидеть себя на обложке "Серфера".
А еще Стиви было ха-ра-шо. Так хорошо, как никогда раньше: правильно и спокойно. Стиви сидел на полу, слушал, как ему лапшу на уши вешают, и расслабленно улыбался, глядя на мальчишек. А что, ведь мальчишки и есть. Где-то внутри противно скреблось, что один из этих мальчишек ему, мать его, руку по самую локоть в грудь захреначил, но не могло пробиться сквозь охватившее Стиви прям-таки олимпийское спокойствие. Впору и впрямь было поверить, что обкурился до дури, до, как тебе вон сказали, припадка, и благодарить за чудесное спасение.
- Если хочешь, куплю тебе другую, - уложил последний завиток спагетти вокруг ушей Стиви длинноволосый мальчишка. И второй в тон ему тихонечко ахакнул.
Стиви вздохнул и поднялся на ноги. Ладно, хорошенького понемножку.
- Спасибо, обойдусь, - отказался он от аукциона невиданной щедрости. – Оки, допустим, я вам верю. Ты, - кивнул он на Эриха, - в крови по локоть перемазался, когда дружку нос вытирал, а представился я вам, пока в припадке бился.
Стиви снова вздохнул, стянул майку и отправил в мусорное ведро под раковиной. Все происходящее было неправильно. "Так не бывает, не бывает", – тоненько выло где-то на переферии сознания. Но что он, на х, мог изменить? Тем более что, несмотря на всю неправильность происходящего, Стиви ведь было ха-ра-шо – так хорошо, что даже Стиви Коул не мог, просто не мог не почуять подвоха.
- Ну что, так и не скажете, что у нас тут за… – начал было Стиви, и вдруг чуть не хлопнул себя ладонью по лбу. - А, да, Эрих! Ты пиццу-то заказал?

0

25

- Нет, не в припадке, - с непробиваемой невозмутимостью продолжил Александр, и кивнул на столик, где лежала сумка. Из нее высовывался краешек удостоверения, а фотография на нем позволяла предположить, что человек с именем Стивен Коул и хозяин дома - одно и то же лицо. Ну и заодно таким образом Александр предлагал убедиться, что деньги и документы на месте, даже карточка с номером круглосуточного кафе-пиццерии с бесплатной доставкой, и на теле ни единой царапины; а двое "прогуливающихся рядом с домом парни" никакие не грабители и не наркоманы. А остальное... даже если Стив и помнил, как ему вспороли грудную клетку и вернули все на место - да бог с вами, такого не бывает!
Фразу о каком-то там заказе и имени Эриха оставил без комментариев - если принять за основу гору лжи, что он тут выдал, можно было сказать, что имя Стив услышал во время припадка, ну а разговор про пиццу и вовсе приснился. Не стоило пережимать.
Тем более Стив в самом деле оказался милым - по крайней мере, бросаться с кулаками и угрозами вызвать полицию не спешил.
- Нам, пожалуй, пора, - снова улыбнулся Алекс сомкнутыми губами, так, чтобы не было видно клыков, - мы еще зайдем как-нибудь. Просто чтобы убедиться, что ты в порядке.

0

26

От Эриха не укрылся взгляд Стиви – на окровавленную руку, на очень складно болтающего Тореадора, - не верил парень ни на медный грош, но и доказать ничего не мог.
Вот только…
«Он же не сможет теперь без тебя», - так и тянуло ляпнуть, и Эриху приходилось прикусывать язык, чтобы не спросить вслух, - какой смысл бросать гуля, если он уже гуль.
«Ты сам говорил «это по-другому называется».
Иногда Эрих чувствовал, что он ничего не понимает.
Что поделать, особенно умным он не считался никогда.
- Пицца… эээ, я думаю… как-нибудь в другой раз… - проговорил он, задом пятясь  к двери. – Нууу и…. мы точно не вегетарианцы, ага… так что, наверное, лучше пойдем. Клево было познакомиться и все такое.
Когда Ал переступил порог, и они очутились в прохладной от морского воздуха ночи, Эрих спросил:
- Слуш, а ты чего его кинул? Он же теперь твой.
Тот факт, что «теперь твой» Стиви стал исключительно «благодаря» тому, что Эриху взбрело в голову поиграть, был старательно проигнорирован. Ал уже не злился, и было бы не очень хорошо напоминать об… истоках сегодняшнего приключения.
- Может, лучше вернуться и все рассказать?

0

27

"За идиота держат", - думал Стиви, глядя, как округло складываются губы длинноволосого, но думал как-то отстраненно-беззлобно, словно вовсе и не его сейчас… А что, кстати, тут вообще сейчас происходит? Уж точно не "Вас снимает скрытая камера", а если и так - выставлять себя идиотом Стиви давно привык и даже уже не трепыхался на тему, а сейчас, пожалуй, и порадовался бы, окажись все просто мега-идиотским розыгрышем, решил бы, что в кои веки раз повезло. Даже если б завтра все, начиная с Тео и заканчивая последним бомжом на Венис, оборжали бы его по самые помидоры.
Потому что иначе действительно придется думать, что за хрень тут вообще сейчас на х происходит.
"А молодец, гладко стелет", - невольно восхитился Стиви мальчишкой. Не приплети он этот дурацкий припадок, Стиви б и правда ему поверил – лишь бы не думать, не вспоминать улыбку Эриха, и эти… эти… уши?.. Нет, если б не припадок, Стиви Коул с радостью воспользовался б возможностью сунуть голову в песок, мол, померещилось.
Не припадок да не дурацкое носовое кровотечение, загадившее все и всех, но не пижонский костюмчик.
И если б не собственное внезапное расположение к длинноволосому, прям чуть ли не любовь с первого взгляда.
Неожиданно Стиви понял, что хочет заорать. Чтобы все это на х прекратилось, чтобы ничего этого не было, чтобы… А еще Стиви понял, что не заорет. Просто не сможет. Как тогда, когда аккуратно закрыл за собой дверь, разом вычеркивая из жизни любовь, на х, всей своей жизни.
Впрочем, мальчишки тоже явно хотели, чтобы все это на х прекратилось. По крайней мере, ретировались к двери весьма прытко, особенно для тех, кто влезал через окно. Стиви даже квакнуть не успел: "Да погоди, Эрих, куда, кровь-то хоть смой", - как их уже и след простыл.
"Ничего, чай на пляже, прополоскается", - устало хмыкнул Стиви. Злорадно подумал о том, что водичка-то в мае ледяная, оперся ладонями о стол. Ладони оставили грязные, нечеткие уже отпечатки. "Как  :flag:  намазано", - заценил Стиви. Внезапно пустота комнаты сжалась вокруг, холодным коснулась затылка, и то, что царапалось, подвывая, где-то глубоко, не то в душе, не то в желудке, наконец прорвалось, выплеснулось – страх. Стиви вскинул голову, вглядываясь в темноту за окном, руки сами собой сжались в кулаки. Он не понимал, чего больше хочет - броситься следом за мальчишками, остановить, вернуть – или захлопнуть окно, забаррикадировать дверь, закрыться в спальне и трястись до утра… И утром, и следующей ночью?..
"Нет уж, невегетарианцы вы мои", - Стиви сам не понял, сказал ли это вслух, или просто подумал. Он не понимал, что на него накатило, какое-то безрассудное, безмозглое упрямство, но позволить каким-то мальчишкам… Нет. Ему нравится жить с открытыми окнами, и раз уж он привык жить с открытыми окнами на Венис-бич…
В душ. Немедленно. Джинсы – любимые, конечно же, кто б сомневался – в мешок для химчистки, плавки - следом за майкой в ведро под раковиной… Но врубая на полную горячую воду, становясь под обжигающие струи, безжалостно, до кровавых царапин скребя грудь мочалкой, вновь и вновь смывая потоки пены и опять хватаясь за мыло, Стиви так и не смог заставить себя повернуться спиной к двери в ванную.

0

28

- Не все сразу, - буркнул Александр, засовывая руки в карманы и отворачиваясь от Эриха. - Может сорваться и все-таки вызвать полицию, этого нам еще не хватало...
Нет, он уже не злился, и устраивать разборок на тему "по чьей милости" что здесь произошло - тоже не собирался. Снова вернулось привычное спокойствие, и от того, жадного, совсем не свойственного ему любопытства "напоить кровью, сделать зависимым, посмотреть, что будет дальше", оставались одни воспоминания.
Александр знал, что будет дальше, и готов был принять ответственность: сейчас Стиви чувствует себя на подъеме, как после хорошей "дозы", через несколько недель начнется "ломка", через месяц, не получив желаемого, он будет напоминать натурального наркомана, и вот тогда могут начаться настоящие проблемы... но до этого Александр доводить не собирался.
- Хороший дом, - произнес он, оглядываясь. Отсюда все еще был виден прямоугольник света, льющийся на песок, Стиви так и не закрыл окно. - А этот Стивен мне понравился.

0

29

*Месяц спустя*

Продержаться. Продержаться, еще минут пять, осталось недолго… Такси свернуло с бульвара Вашингтона на Пасифик авеню, Стиви, мокрый от пота как мышь, обмяк на заднем сидении, уговаривая взбунтовавшийся желудок еще немного потерпеть.
Одиннадцатичасовую ринопластику отменить не получилось. "Сука ты, Тео", - сообщил Стиви боссу, отказавшемуся его подменить. Тот только руками развел: твоя, мол, благотворительность – твои проблемы. Какая, на х, благотворительность! Просто договорился с Центральной больницей, чтоб они направляли к ним раз в месяц пациента, чья страховка не покрывает пластику. Раз уж не вышло, на х, спасать жизни… "Кризис среднего возраста", - поржал тогда над ним Тео, но особо не трепыхался. Обычно, правда, Стиви присылали пациенток после мастэктомии, а тут – нате вам: девица, не то стриптизерша, не то проститутка, дружок нос на сторону свернул, да так, что нужно править носовую перегородку, а на какие, спрашивается, деньги, если все честно заработанное тот же дружок уже сто лет как скурил? И как тут отменять пластику потому только, что доктор второй день с толчка слезть не может? А Тео, сука такая, не внял даже тому аргументу, что носы – вообще не профиль Стиви: вот, мол, и попрактикуешься. Сука.
Короче, утро Стиви пережил на белой вдове. Его вот уже третий день колбасило так, что впору было самому бежать к доктору, вот только к какому? Началось исподволь, Стиви даже не вспомнит, с чего, и пошло по нарастающей: не понос, так геморрой, в прямом смысле, кости выламывает, то и дело прошибает в холодный пот, слабость, руки трясутся – так, наверное, ощущает себя наркоман в ломке. Вот только от травки толку ни фига, на пару часов продержаться, а пробовать что покрепче Стиви упорно не хотел: знал, что раз попробовав, уже не остановится.
Но пластику он сделал. Так, что даже Тео, видать все ж таки хорошо перетрухавший и в последний момент явившийся подстраховывать, хлопнул по плечу, молодец, мол – и был послан, в общеизвестном направлении и без особых изысков. А Стиви рванул в туалет, где долго и мучительно расставался с единственной утренней чашкой кофе.
Потом начался прием: доктор Коул тупо сидел в кресле, мечтал прилечь, а по ушам ему ездила очередная южнокалифорнийская домохозяйка. Не столько даже об очередной (шестой, насколько помнил Стиви) подтяжке, сколько об очередном (четвертом, насколько помнил Стиви) муже. И когда дамочка вдруг участливо так выдала: "Стивен, Вы что, гей?" - Стиви даже спорить не стал: считает, что раз мужик слушает, значит, гей – ну и пусть считает, сегодня Стиви Коул не готов возрождать в отчаявшихся дамочках веру в мужской пол.
Сегодня Стиви Коул просто молча запускает кружкой с кофе в свою секретаршу. Хорошо хоть, кофе был холодный.
Скрутил его Тео – трясущегося, в холодном поту, практически невменяемого. Обматерил так, что впору обзавидоваться, упаковал в такси и отправил домой. Так что у Стиви есть полчаса, пока такси ползет до Венис-бич, чтобы подумать, что за хрень с ним на х происходит. Но он не хочет думать. Он хочет как можно скорее оказаться в туалете, куда и устремляется, едва переступив порог. Весь кофе ушел на секретаршу, и его рвет желчью.
Очнулся он в темноте. Как добрался до постели – не помнит, но рухнул, не раздеваясь, завернулся в одеяло и отключился, похоже, часов на пять. Прислушался к организму: сушняк тот еще, во рту как кошки  :flag: , и черная, муторная, сосущая тоска. Протянул руку, на ощупь нашел на полу телефон. По памяти набрал номер своей старой квартиры – плевать, что ночь, плевать, что не звонил ни разу все эти полтора года, плевать, если нарвется на автоответчик: просто услышать еще раз, голос, дыхание в трубке… Но, услышав чужой голос, оборвал звонок. Вот тут бы Стиви и задуматься, что ж за хрень с ним на х происходит, но он вместо этого снова набирает номер:
- Малыш? Это Стиви. Мне нужно еще.
Договорились встретиться у пирса. Остатки какого-то упрямства заставляют почистить зубы и сменить убитый костюм на футболку и джинсы. Руки дрожат так, что пару раз Стиви нехило так втыкает себе зубной щеткой в щеку. Хорошо хоть, бриться не надумал… Для очистки совести проводит мокрыми руками по волосам и, спотыкаясь, бредет на пляж, к пирсу.
Кое-как добредает. И застывает, силясь осознать увиденное: под пирсом, у самой водички, малыш Эрнандес, его долбанный дилер, безвольно обвис на руках у Эриха, а тот впился в его шею… поцелуем?.. Ну не кусает же он его на х, в самом деле! Второй, длинноволосый, мальчишка, чье имя Стиви так и не смог вспомнить, чуть отстраненно наблюдает за происходящим, Стиви ловит на себе его спокойно-насмешливый взгляд и не находит ничего лучшего, как ляпнуть свое коронное:
- Ну что за хрень, а?..

0

30

Ал сказал: сегодня идем к пирсу.
Это было как-то связано со Стиви, но уточнять Эрих не стал. Наверное, домитор чувствует своего гуля? Алу виднее: шабашевские гули не отличались долгой жизнью, да и домиторы не слишком-то заботились о своих подопечных.
Эриху было любопытно: каков он теперь? Втайне надеялся почему-то, что Стиви сохранит и следы его, Эриха, «прикосновения» - да, раны затянулись, но… должно же что-то остаться?
Пирс тянулся далеко-далеко – казалось, будто аж за горизонт доставал, возомнил себя не много не мало – мостом через океан. Наверное, при дневном свете он был полон пляжных тусовок, девчонок в бикини, парней с пивом, музыки и спасателей, но сейчас казался мрачным и покинутым тысячи лет назад.
По правде, пляж осторчетел Эриху вместе с пирсом. Он предпочел бы высунуться в город, однако решил – Алу виднее.
Возле пирса крутился какой-то тип. Это был явно не Стиви: невысокий коренастый мужичок лет тридцати, мулат или наполовину латинос. Самой заметной деталью внешности была кепка с изображающим быка принтом.
Эрих переглянулся с Алом: из-за него, что ли, сюда приперлись? Ну так этот мужик к Стиви не имеет никакого отношения.
Заметив их, мужик в кепке отодвинулся в тень. Ал не уходил, Эрих тоже. Мужик покрутился еще немного, и крикнул:
- Эй, вам чего?
- А чо? – немедленно среагировал Эрих.
- Ладно, вы не похожи на копов. Макака прислал?
Эрих понятия не имел кто такой Макака, и неопределенно пожал плечами.
- Черт, да подойдите вы поближе, - тип еще раз глянул на обоих, видимо, окончательно убеждаясь, что парни не из полиции. - Есть снежок, травка… индийская, кстати, советую, кислота… берете?
Эрих оскалился:
- Точно. Берем. Щас скажу чего.
Убивать мужика Эрих не собирался. То есть, может, и поразвлекся бы, но после случая со Стиви решил вести себя примерно-примерно, просто-таки бойскаут с полным набором значков. Они с Алом просто немного покормятся и слиняют подальше; очухавшись, мужик в кепке ничего и не вспомнит.
Кепка, кстати, слетела в песок. Ночной ветер унес ее к линии прибоя.
В этот момент появился Стиви. Он шел именно к пирсу, будто точно зная, где его собственная «особая» доза.
«Упс», - подумал Эрих.

0

31

"Идем к пирсу", вышло случайно. Александр хотел сказать - на пляж, последнее время они с Эрихом частенько наведовались на Венис-бич: ночами здесь было полно бомжей и просто загулявших прохожих, можно было кормиться почти без риска для себя. Пару раз, правда, встречались местные сородичи, от которых они старались держаться подальше.
Ну и конечно, не хотелось особенно удаляться от того места, где жил Стиви: прошло уже порядочно времени, и Александр собирался предвосхитить момент, когда одуревший без крови гуль отправится искать "дозу" на улицы, несомненно привлекая к себе ненужное внимание, ну и... да, парень мог быть полезен. Так что после прогулки по пирсу он намеревался заглянуть все-таки в гнездышко на пляже - однако, увидев, что предмет его раздумий собственной персоной направляется к ним, а Эрих висит на шее дилера... мог только порадоваться удачному стечению обстоятельств, избавившего их от лишних телодвижений.
- Добрый вечер, Стивен, - он улыбнулся парню, на этот раз не пряча клыки. Зачем, как говорится, запирать стойло, если лошадь увели? Тем более, парень сейчас должен с ума сходить, а значит, проглотит любое объяснение, каким бы невероятным для его разума оно ни было. - Неважно выглядишь.

0

32

- Спасибо, ты тоже, - брякнул Стиви первое, что пришло в голову.  :flag:  Господня, он что, маскарадные клыки нацепил?..
Стиви заколотило. Воспоминания о той ночи, когда в его дом вломились Эрих и этот, второй, Дракула недоделанный, мать его! – воспоминания, которые он гнал от себя так успешно, что практически поверил, что просто видел сон, дурной сон - нахлынули разом, и Стиви показалось: он тонет. Нужно было бежать, спасаться, бежать отсюда, пока не поздно, бежать… Но он не мог. Не мог заставить себя повернуться спиной к ожившему кошмару, не мог даже заорать, да что там – тут штаны бы не намочить… Да что за хрень?!
Стиви шагнул ближе, напряженно всматриваясь в лицо длинноволосого мальчишки. В лунном свете влажно блеснули клыки, совсем не похожие на бутафорские. Захотелось протянуть руку и коснуться их кончиками пальцев. Желудок снова скрутило спазмом, Стиви пошатнулся – и сделал еще шаг вперед. Так не бывает…
Эрих взглянул как-то, как показалось Стиви, настороженно-предвкушающе, малыш Эрнандес все так же тряпичной куклой висел у него на руках, и нужно было вмешаться: опустить на песок, проверить пульс и дыхание, понять, что за хрень… "Ты же врач, ты можешь помочь", - отчетливо стучало в висках, но сейчас Стиви Коул был не в состоянии помочь даже себе самому. Как во сне, он сделал еще один шаг навстречу тому, чьего имени так и не вспомнил, протянул руку – коснуться плеча, но тут же отдернул, хрипло выдохнул, не в силах подобрать слова, не в силах выдавить из себя ничего, кроме едва слышного:
- Дай мне…

0

33

Эрих разжал «объятия», отпуская жертву – мужик (теперь без кепки) довольно неуклюже плюхнулся на песок. Наверное, у него будет синяк или что-то в таком роде. Впрочем, больше никаких *изменений* в его теле не появилось, и Ал даже может еще сделать из него пару глотков – очнувшись, наркодилер просто будет чувствовать себя так, будто обдолбался своим же товаром.
Наверное.
- Привет, - сказал Эрих, и хихикнул, наблюдая, как Стиви идет к Алу– ну точно кролик к змее. Нет, сам он не хотел бы «держать» собственного гуля, слишком много мороки, но может быть потом… когда-нибудь.
В любом случае, наблюдать – забавно.
Стиви, кажется, пофиг – кто и кому тут грыз горло, кто с клыками или без. Эриху показалось, что вытащи он сейчас кишки наркодилера (или свои собственные), Стиви только пожмет плечами, и продолжит просить… требовать, умолять, все сразу – Ала о «дозе».
- Да накорми ты уже его, - снова хихикнул Эрих, подпихивая Ала к привязанному им человеку.
Нет, правда. Со стороны это было довольно смешно. Словно парочка влюбленных из сопливой мелодрамы.

0

34

Александр даже глаза закатил. Эрих... такой Эрих, умеет испортить величие момента!
Он ведь даже не обиделся на слова Стива "спасибо, ты тоже", уж он-то знал, что выглядит, как всегда, безупречно, а дело всего лишь в том, что паршиво самому Стиви - а вот Эрих мог бы и помолчать. У Александра еще не было собственного гуля, и, пожалуй, это было даже завораживающе: когда вот так на тебя смотрят, будто на последнюю надежду, и тянутся, не в силах даже отвести взгляд, будь ты хоть серийный убийца, хоть уродец из Носферату - и он только прочувствовал весь драматизм ситуации...
...как влез Эрих.
Александр подавил желание треснуть того по затылку или буркнуть ребячливое "сам знаю!". На сползшего на песок наркодилера, который распластался в позе морской звезды, он даже не глянул.
Вместо этого сделал шаг навстречу, вынимая из петлицы булавку-кинжал, жестом фокусника, показывающего, что в рукаве нет карт или бумажных цветов, подтянул манжеты. А затем вспорол запястье, продольным надрезом, не слишком усердствуя - в прошлый раз Стив тянул из него так, что чуть не высосал, и... нет, конечно, величина раны роли не играет, но...
- Конечно. Возьми, - почти величественно произнес Александр, обращаясь к Стиву и поднося к его губам окровавленное запястье.

0

35

Стиви трясло. Он стоял, согнувшись, тело сотрясали сухие спазмы, и он тер и тер рот ладонью, но тошнота отступила - вот именно сейчас, когда он все отдал бы, лишь бы вывернуться наизнанку, когда он пил кровь, в прямом, на х, смысле пил кровь другого человека, и все внутри переворачивалось от тошнотворно-медного вкуса и понимания, что так хорошо ему ни разу в жизни не было, что еще чуть-чуть – и он поймает свою волну, свой самый улетный в жизни кайф. Будничное, со смешком "да накорми ты его уже" разом перечеркнуло всю жизнь Стиви Коула, поделив ее на "до" и "после", и сейчас Стиви мучительно пытался осознать произошедшее – но оно не укладывалось в сознании, и он тер и тер рот ладонью, пытаясь стереть с губ этот странно знакомый медный вкус.
Наконец он вспомнил, как дышать. Выпрямился, обведя все еще мутным взглядом картину: малыш Эрнандес, без признаков сознания, но вроде дышит, Эрих – руки в карманах, совершенный мальчишка, совершенно не страшный – и второй мальчишка, его, Стиви, мальчишка. Откуда в голове взялось подобное, Стиви б не сказал хоть пытай, он просто знал: повязаны они теперь накрепко. Ох, какая ж хрень на х корячится…
А в голове внезапно прояснилось, да и вообще – Стиви больше не тошнило, не трясло, Стиви снова было ха-ра-шо. И в прояснившейся голове наконец родился вопрос, который следовало задать раньше, гораздо, гораздо раньше:
- Кто вы такие?

0

36

Зрелище и впрямь получилось — зашибись просто. Круче, чем самому в первый раз впиваться кому-нибудь в горло, еще тупя - «что со мной случилась, че за хрень». Ал протягивал ему запястье со вскрытой веной, и умудрялся выглядеть так пафосно, словно снимался для фильма про вампиров.
Кстати, о вопросе Стиви.
Эрих почесал нос — тем самым жестом, который оставался от телесной памяти «живого», и пожал плечами.
- Ну, в зависимости от того, как захочешь назвать.
Врать и дальше прикидываться «спасателями Малибу» смысла он не видел. Гули все равно все знают, а если человеческий мастер по плоти решит болтать где не надо, всегда можно закончить начатое в пляжном домике. За Эрихом не заржавеет.
Хотя вообще-то Эриха вся эта пляска с бубном, она же Маскарад, не очень парила, но вот охоты на себя и Ала бы не хотелось..
- Можешь «гребаными кровососами», а можешь, там, «созданиями ночи», - последнее он произнес так торжественно, как только был способен, но не выдержал и заржал.
Подкалывать Ала — бесценно. Но выражение лица Стиви — еще круче.

0

37

Подзатыльник Эриху Александр все-таки выдал. Не сильно, беззлобно, но на душе все-таки полегчало.
Стив выглядел таким пришибленным, что его даже хотелось пожалеть, хотя... может быть, в таком состоянии именно доля юмора не помешает.
- Мы вампиры, - на всякий случай пояснил он, а то вдруг сам Стиви еще не понял? - Тогда, в доме, Эрих немного увлекся, и... чтобы ты не умер, я напоил тебя своей кровью. Теперь ты от меня зависим...
Александр немного подумал и добавил:
- Извини.
Решив, что на этом формальности улажены, он оглянулся на валяющегося без сознания человека.
- Я думаю, нам стоит уйти. Он скоро очнется.
Голод уже начинал просыпаться, но Александр решил, что потерпит. В конце концов, когда с лица Стиви сойдет это потрясенно-глуповатое выражение, можно будет глотнуть из него.

0

38

Вампиры. Вампиры?! Вконец охренели, оба?!
Так не бывает.
Всей этой долбанной срани просто не может быть!

- Вампиры, да… - растерянно протянул Стиви, тихо, про себя, а может, просто подумал. – Типа, сосете кровь и не  :flag: ?..
А вот это – уже истерика.
Так не бывает, такого просто не может быть…
Стиви переводил взгляд с одного мальчишки на другого, и вдруг как-то очень отчетливо понял, что еще как может. А еще понял, что улыбается, глядя на ржущего, кривляющегося Эриха, и что рука сама зачесалась добавить ему по шее, и что все это плохо кончится.
Но выбора-то у него, похоже, не было?
А от того, как длинноволосый сказал "пойдем отсюда", неожиданно стало как-то… тепло. Словно это "пойдем отсюда" относилось не только к ним двоим, но и к нему, Стиви. Только этого мне и не хватало… Приплыли, на х, тазики.
Стиви вздохнул. Машинально наклонился к малышу Эрнандесу: повернул на бок, согнул ему ноги в коленях, проверил пульс – слабый, но ровный, снова вздохнул, выпрямляясь, и задал второй вопрос, который следовало бы задать гораздо, гораздо раньше:
- Пошли ко мне. Тебя, кстати, как звать-то?

0

39

На подзатыльник Эрих не обиделся. Он их от Ала получал регулярно, и это был вроде как почти похвала.
Зато заржал еще громче от реакции Стиви.
- Точно. Сосем, но не  :flag: .
Он даже хрюкнул, представив это в виде лозунга – татушки, например. Или вот еще можно выяснить, где тут большие шишки Камарильи засели, и изобразить в виде граффити на стене…
Хотя Ал вряд ли одобрит.
- Его Алом звать, - вместо того сообщил Эрих.  – Да не бойся ты, живехонек, - последнее относилось к дилеру, о здоровье которого Стиви решил побеспокоиться.
Когда уходили, тот  начинал слабо ворочаться на песке. Скоро очухается, и будет соображать, что такое случилось.
Потом Эрих немного посерьезнел.
- Только слыш, Стиви, забудь всякую хрень - замки, черные плащи, кресты и чеснок… про летучих мышей тоже забудь: Ал вообще вряд ли научится, а я может, лет через сотню… Если не прибьют раньше.
Наверное, было рановато грузить бедного Стиви клановыми различиями и особенностями. Эрих замолк, поглядев на Ала: рассказывать и объяснять у него получалось лучше

0

40

Алекс тоже заулыбался. Похоже, Стивен и впрямь был милым, к тому же, оптимистичным парнем, раз после недолгого периода утряски в голове "хрени", свернул диалог к "пошли ко мне". Он не был против - гораздо удобнее объяснять человеку, что произошло и что его ждет, в знакомой, спокойной обстановке, где нет риска что их увидят праздношатающиеся или... кто похуже.
- Александр Рейнхолд, - церемонно дополнил он представление Эриха. Тот продолжал развлекаться, припоминая летучих мышей и кресты. Разумеется, затронув самую "подходящую" тему... Сам же Александр считал, что лучше будет сначала обрисовать Стиву плюсы его нового положения, раз уж он теперь его "собственность".
- Никаких особенных изменений с тобой не произойдет, за исключением того, что теперь ты станешь сильней и выносливей, - ровным тоном начал Александр. - Не будешь болеть, и продолжительность жизни увеличится как минимум вдвое, - он быстро глянул на шагающего с ними вровень Стива, - при регулярном питании. Об этом я позабочусь. И Эрих тоже... верно, Эрих?
"Насколько смогу", - добавил он про себя. Их положение по-прежнему было шатким, а тут еще и... "питомец". Впрочем, при некоторых минусах постоянной заботы о ком-то, были и плюсы - да, "регулярно питаться" нужно было не только Стиви.

0


Вы здесь » Urbi et Orbi - Городу и миру » Прошлое » 1995 год. Лос Анджелес. Домашние питомцы