http://st1.bbcorp.ru/style/Mybb_Darkness/Mybb_Darkness.css
http://forumfiles.ru/files/0012/9e/7b/50631.css
http://forumfiles.ru/files/0012/9e/7b/85871.css
http://st1.bbcorp.ru/style/Mybb_Acid_Tech_Blood/Mybb_Acid_Tech_Blood.css

Urbi et Orbi - Городу и миру

Объявление

Командование:

 

Главнокомандующий

Алекс Эйке

ICQ 192893375

Skype argee_lince

 

Завхоз

Лакес

ICQ 415471682

Skype kaar_fierza

 

Общий аккаунт администрации

WhiteWolf

Погода

Деггендорф: 18С, облачно.

Лондон: 21С, солнечно.

Кале: 20С, ясно.

Активные эпизоды

1998 год. Август. Остановка в Деггендорфе [Саймон, Джек, Лира, Эрика]

1998 год. Сентябрь. We all live in our yellow submarine! [Алекс, Лакес]

1998 год. Сентябрь. Штирлиц шёл по весеннему Берлину... [Вацлав]

1998 год. Сентябрь. Руссо туристо, облико морале! [Ивис, Пенни]

Требуются

Лондон: Люди

Сан-Диего: Люди, нелюди, жЫвотные и др.

Милан: Люди, нелюди, жЫвотные и др.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



6. Stairway to "Heaven"

Сообщений 21 страница 40 из 58

21

Клемент повернулся к парочке и насторожил уши. Они говорили о? Об аварии, что ли? "Из таки вынесли... не было ли пассажира... был. Или была кукла-подклад. которую куда-то перевозили. Материалы следственной экспертизы тщательно изъяты, патологоанатомом и криминалист ничего толком не помнят. Знакомая картинка". Вампир потер лицо и пригубил бокал. Его, конечно, не выгонят, но зачем привлекать внимание?
Каитифф встал и неторопливо двинулся к беседующей парочке. Краем глаза он заметил увальсовывающего конкурента и вежливо ему кивнул. Не больше. Пусть себе охотится... С-сородич.
- Доброго вечера, господа. Я так вижу, вы уже заканчиваете? - Клемент строго посмотрел на обоих и сдержанно поклонился Кларку. Половину разговора он не услышал, но это не мешает подхватить его, не так ли? - Огласки не будет. Журналисты слишком много на себя берут в таких случаях. В том числе рискуют иметь собственное мнение по поводу и без. Ах да. Меня зовут Клемент. Я... занимаюсь этим делом... с иной, нежели полиция, стороны. Слишком уж дело... своеобразное. И масштабное.

0

22

- So I look back upon my life, forever with a sense of shame, - Стиви не выдерживает, начинает вполголоса подпевать, и выходит у него почти так же гнусаво как у самого Теннанта. Стиви помнит, "ща спою!" – третья стадия опьянения, та, что после "я не пьян!" и… и… А вот вторую он не помнит, что-то про танцы, кажется – да, танцам на сегодня однозначно отказать. – Mea culpa, mea culpa, mea maxima culpa, - концовку Стиви проговаривает вслед за Нейлом одними губами. Отлепляется от табурета и совсем уже откровенно липкого взгляда бармена и идет в туалет. Два пальца в рот, проблеваться – и есть шанс, что он выдержит такси до отеля.
Идти по прямой, когда ты пьян – дело чести. Идти по прямой сквозь клубящуюся в самом, пожалуй, популярном гей-заведении Лондона толпу, когда ты пьян – тем более. Попасть с первого раза туда, куда шел - практически подвиг.
А вот проблеваться спокойно не выходит. Джентльмен из-за "во-он того столика" в ближайшем рассмотрении оказывается вполне себе симпатичным парнем примерно одних лет со Стиви, и вроде бы ничего такого нового он и не предлагает, и даже почти не распускает рук, да и нет его вины в том, что от самой ситуации скрутило вдруг до всамделишной, без всяких там двух пальцев, тошноты – но Стиви бьет с размаха, от души. И словно в замедленной съемке видит, как джентльмен из-за "во-он того столика" красиво отлетает назад и не менее красиво сползает по стене…
Пару секунд Стиви стоит, тупо глядя на раскинувшееся у его ног тело и прям-таки чувствует, как трезвеет. Затем, нетвердо качнувшись вперед, опускается на колени рядом с потерявшим сознание парнем, находит пульс: ровный, четкий. Осторожно ощупывает голову: крови нет, девяносто девять процентов, максимум, чего стоит опасаться – легкое сотрясение, да и то вряд ли, с таким Стиви и сам в состоянии справиться. Но сейчас он сам себе котенка не доверит. Кроме того, всегда остается тот самый один процент.
Стиви поворачивает парня на бок, облокачивает спиной о стену – чтоб язык не запал – неловко пристраивает ему на затылок смоченные в холодной воде бумажные полотенца. Видок у него, когда он вываливается из туалета, наверняка диковатый.
- Эй, - Стиви понимает: чтобы тебя здесь заметили, нужно орать, но получается почему-то лишь неуверенный хрип. – Эй, помогите!.. Тут нужен врач!..

0

23

"Ну, значит старина органический прах в костюме не пытался выскочить из машины, - заключил Джул, - и вообще вёл себя тихо."
Он замешкался совсем ненадолго, просто не сразу подобрал какую-нибудь причину для вопроса про пассажиров, и не успел светски заметить, что для подобных расследований огласка - сущий ад... Рядом очутился Клемент. Вот просто нарисовался - и не сотрёшь! Явление его было столь торжественным и мрачным, что Джул понял: одну половину разговора приятель не слушал, вторую еле различил, а третью реконструировал на основе обрывков второй и своей же реконструкции первой. В содержании он, впрочем, не ошибся - разве что... в акцентах. Кларк не хотел прославиться, как свидетель аномальщины, это точно. Но ещё сильнее он, пожалуй, хотел, чтоб его сделали развидеть это - он ведь чертовски осторожно говорил обо всём более-менее странном, презентабельный и добропорядочный Бентон Кларк. Он не желал участвовать в том, что у дневной жизни есть изнанка. "Спокойно, Бентон, через пару месяцев ты с трудом вспомнишь, не приснилось ли тебе всё это. Я обещаю."
- Его зовут Клемент, - кисло, наперекор торжественности Клемми, подтвердил Джул. - Он занимается делом с другой стороны. У него при сходных обстоятельствах пострадали родственники.
Гилмор надеялся, что последняя фраза, хоть и с бестактным душком, поможет Кларку встроить Клемми в прозаическую картинку жизни большого Лондона. Однако, это не обязательно должно было случиться, Кларк мог задуматься и начать задавать уточняющие вопросы, Клемми мог что-то добавить со своей стороны - он не знал, что Джул тут "стажёр полиции", и по случайности рисковал убить удачный расклад. В конце концов, успех "стажировки" держался лишь на доверчивости Кларка - этот служащий был слишком порядочным, чтоб сходу подозревать враньё в других, но дураком-то не был!
- Благодарю, что уделили время, мистер Кларк, - Джул смущённо и тепло улыбнулся поверх стакана. - Если вам не будут давать покоя какие-то подробности, вы можете позвонить мне, у вас должен был определиться мой личный телефонный номер. Вы рассказали мне о галстуках больше, чем я сумел узнать за всю жизнь. Но, поймите правильно, - я предпочёл бы впредь видеться с вами не в той обстановке, где они необходимы. Не буду задерживать вас дольше, пусть вам не придётся участвовать в расследованиях, и берегите себя... А мне бы Клемента... повальсировать на пару слов. - С тем Гилмор стёк с табурета, поймал в одну руку свою минералку, в другую - Клемми за талию, отсалютовал Кларку стаканом и скрылся к окраинам клубного зала.
Он успел взглянуть на то место, где сидел мужик, похожий на Стивена Коула, однако место пустовало...
Передвижение по залу с обеими занятыми руками - в одной стакан, из которого хорошо бы не плескать на людей, в другой Клемми со стаканом, из которого хорошо бы не плескать на людей, - было одновременно чем-то вроде сальсы и чем-то вроде перебежек по пересечённой местности под обстрелом. Джулу хотелось утащить приятеля в уборную, там можно было сносно слышать друг друга, даже если понизить голос... "Но не с напитками же..!" Почему-то он споткнулся о то, что туалет - не место для еды и питья, поэтому остановился почти на пороге.
Впрочем, тут было достаточно спокойно и не так уж людно.
- Злишься? - он развернул к себе Клемми и уставился в лицо. - Прости, не по делу я на тебя шипел. Я должен был сюда явиться, и должен был тебя увести, потому что тебе тут не понравилось... Я растерялся, а досталось тебе. Я виноват... - Джул быстро приобнял приятеля за шею, поднялся на носки и сухо, мягко приложился губами к переносице. - Хочешь, уйдём прямо сейчас?
Но "прямо сейчас" произошло нечто другое.
Из дверей уборной послышался сиплый оклик, Джул развернулся на него вокруг своего стакана, выпустив Клемента (как пить дать, офигевающего с фамильярностей) и увидел... "Стивена Коула"! Да нет, б@#ть, Стивена Коула! Глубокомысленно щёлкнув едалом, Гилмор прищурился, шагнул наперерез и подпёр шаткого человека плечом, ибо с чего-то очканул, что тот щас рухнет.
- На! - он сунул Коулу минералку. - Пей, это вода. Ты ж сам врач! Реально так пох@ёвело?

0

24

Бентон Кларк
http://s5.uploads.ru/vrVwc.jpg

По внешнему виду подошедшего было итак понятно, что к полиции он отношения не имеет. Даже близко. Тогда на каком основании этот строгий взгляд в наш адрес? Этого мистер Кларк в упор не понял и напрягся. Строгим к нему мог быть крупный клиент, спрашивающий о своих вложениях. Или начальник. А этот с какой стати брови тут сдвигает? И каким-таким боком он относится к делу об аварии? Сильно смахивает на тусовщика. Завсегдатая гламурных вечеринок, прожигателя жизни. А они обычно ходят по клубу совсем с другим выражением лица и настроем. Будучи трудолюбивым карьеристом, Бентон не то чтобы не любил таких… но относился с предубеждением. 
- Доброго вечера. Полагаю, уже закончили, - так же сдержано ответил он, и представился в ответ, - Очень приятно. Бентон. 

С объяснениями и представлениями Гилмор не медлил. Заметно сник, но внес ясность. О масштабности дела ничего не объяснил. Но о личности подошедшего сказал вполне достаточно, чтобы свидетель не спрашивал ничего другого. Теперь ясно каким боком. Как лицо заинтересованное, наверняка подгоняет полицию и пытается участвовать в расследовании. А то и ведет свое собственное. Полицейские редко любят такую самодеятельность. Может потому и выражение лица Гилмора так поменялось… или… в голове вдруг возникла мысль, что может быть другой вариант – что Гилмор никакой не стажер, а такой же вольный искатель, как Клемент. Это объясняло многие странности и несостыковки, замеченные Кларком. В том числе и ту неуклюжую поспешность, с которой молодой стажер торопился свернуть встречу. Легко проверить. Завтра позвонить следователю, с которым встречался до этого, и просто уточнить насчет стажера по фамилии Гилмор… а может ну это все? Даже если парень не из полиции, а занимается расследованием в частном порядке, пусть себе занимается. Мне-то какое дело? Конечно, если приврал, это плохо. Но мне-то эта ложь не повредила. Только заставила потратить время. А не попросить ли его показать служебное удостоверение прямо сейчас, просто для интереса? Бентон еще раз взглянул на молодого человека. И на Клемента. Да что мне заняться нечем, в самом-то деле? А если никакого удостоверения вдруг не окажется? Нет уж. Пусть занимаются своими расследованиями, кто бы они ни были, а у меня своих дел хватает. Поздно уже. Пора домой. Завтра уйма работы. 

Мистер Кларк встал и вежливо попрощался с обоими, пожелав стажеру успехов в работе. Проводил взглядом парочку и попросил счет. Домой. Пора домой. Уже по дороге, сидя в машине, мистер Кларк подумал: ... и все-таки позвоню завтра Хоупу. Его номер и визитка остались у секретаря... и в ежедневнике. Поинтересуюсь, нет ли у них стажеров с такой фамилией. Выдавать или поставлять парня Кларк не собирался – тот произвел хорошее впечатление и оставил приятный осадок в душе – но хотел уточнить, на всякий случай. Чтобы развеять сомнения. Все лучше, чем постоянно думать – а как же оно было на самом деле. Бентон любил определенность. Такой уж у него характер.

+2

25

Клемент задумчиво посмотрел в спину человеку и кивнул сам себе. Еще один. Еще на одного заинтересовавшегося больше. Прекрасно. Вампир позволял себя таскать по залу, с интересом ожидая продолжения. Заодно можно было не заботиться о лишних домогающихся. Взяли себе моду, понимаете ли, лезть к незнакомым мужчинам и предлагать себя в партнеры. Причем делать это даже тогда, когда явственно видно, что "жертва" не в настроении. Надеются же, мачо местного разлива.
- Не слишком. Недоумеваю, - Каитифф погладил рыжего по спине и повернулся на звук. - А это кто? У тебя тут свидания?
Джул, однако, вел бурную светскую жизнь в гей-клубе. Что заставляло задуматься о причинах такого выбора. Понятно, если хочешь просто развеяться. Но назначать в подобных местах деловые встречи? И этот клерк согласился? Либо он не знал, куда едет, либо дело нечисто. Надо будет расспросить этого сыщика-любителя. Потом. Попозже. Когда он разберется с очередным приятелем.

0

26

Да помогите же, кто-нибудь... Стиви опирается кулаком о стену, буквально чувствуя, как его хрип глохнет в грохоте танцпола. Люди... Толпа. Ну хоть кто-нибудь...
Прямо у дверей туалета обнимается парочка. "Простите, парни, не хотел мешать," - только и успевает подумать Стиви, как его подпирают, словно он вот-вот рухнет, будто это ему нужна помощь (Стиви давит истерический смех), и под носом материализуется стакан с водой. Б**, да парень и впрямь решил, что ему нехорошо! Хотя что ему еще было думать: Стиви представляет, правда представляет, насколько сейчас хорош, кр-расавец. Но первая же фраза парня заставляет его окончательно познать безграничность Вселенной:
- Ты ж сам врач!
Пару секунд Стиви лишь напряженно вглядывается в единственного, кого не заломало отозваться на его просьбу о помощи, затем приходит осознание:
- Ты... Джул?.. Джуэл Гилмор?..
Б**, ну бывает же такое! Джул Гилмор! В дол****м Лондоне, в "Heaven"... Стиви так ошарашен, что брякает, не думая:
- Что ты тут делаешь?
Потому что он и впрямь ошарашен, он ох****ть как ошарашен, и... Сколько ж ему сейчас, тридцатник? Вряд ли, лет двадцать пять от силы... Да что ж такое, б**, кризис среднего возраста? Б**, завязывать пора с пи**остраданиями! Стиви сжимает плечо Джула, он рад, искренне рад снова видеть мальчишку. Его искреннюю, подогретую Bacardi с Маргаритой вдогонку, радость омрачает лишь навязчивая мысль о джентльмене из-за "во-он того столика".
- Как же я рад тебя видеть! Только, Джул, ты не понял: я в норме. Слушай, будь другом, скажи бармену, там парень в туалете, без сознания, ушиб затылочной части головы, о стену. Пусть скорую вызовет, хорошо?
Стиви снова сжимает плечо Джула. Неожиданно, совершенно непонятно с чего - в конце концов, он взрослый самостоятельный человек, сам заработал - сам пропил - становится стыдно своего состояния, и Стиви лишь надеется, что ему не придется признаваться сейчас Джуэлу Гилмору, что сам он до бармена доковыляет хорошо если к закрытию заведения. Надеется, что Джуэл Гилмор догадается сам.

0

27

От танца Александра отвлекли: у него в кармане зазвонил мобильник. Извинившись перед "Машьей", Тореадор вытащил трубку и, приложив её к уху, направился к выходу на улицу. В баре было попросту слишком шумно, чтобы удалось нормально расслышать собеседника.
Судя по медленно вытягивающемуся лицу Тореадора, новости были не слишком радужные. И тот, кто их сообщал, пребывал не в самом лучшем настроении. Во всяком случае, разговор Александру был явственно неприятен.
Слушать, есть ли Рейнхолду что сказать в ответ, собеседник тоже не стал. Тореадор, так ни слова и не сказав, убрал мобильник обратно, и растерянно огляделся по сторонам. Затем быстро подошёл к одному из карауливших у бара такси, назвал адрес и, не торгуясь, сел в машину. Даже если бы кто-нибудь - тот же верный Стиви, например! - заметил бегство Александра и попытался бы догнать вампира, в лучшем случае успел бы мельком увидеть номер машины, увозившей Тореадора.
Может быть, номер бы даже удалось запомнить.

0

28

Джул на время бросил отвечать на вопросы - он ведь и сам не сразу понял, насколько ошалел. Стиви был приветом из прошлой жизни, только не той, которую Джул бросил, едва унеся от бати зубы в целости, а совсем другой - когда могла лететь над зелёной водой белая "Орландина", и принюхивались друг к другу божески красивая Годива и субтильный, умный, ехидный Эдди, и ясно было, что это кончится нестерпимо прекрасным светом, и Энджи ещё не сделал ничего, чтоб его в конечном счёте отскребали от асфальта деловитые унылые медики, и... Джул тиснул Стиви где-то подмышками, неловко залепился мордой в воротник, отшатнулся, свирепо обтёрся под глазами тылкой перчатки, потому что жестоко зачесался нос и загорелись скулы.
- Ну я же, Стиви! Я тебя ещё у стойки заметил, глазам не поверил! Господи...
Если бы не было чревато мять человека, накачавшегося до грани блёва, Гилмор бы и дальше прыгал на руки. Но Коул! Тут!
- Клемми, да что ты там встал как неродной, ну сюда иди! - метнувшись за приятелем, Джул подтащил его поближе за локоть. - Это Стивен Коул - он меня знал, когда мне двадцать два было, не виделись тыщу лет! Стиви, это Клемент - здесь, в Лондоне познакомились! Аааааа чорррд, я щас, держись за стакан! - это было Коулу. Гилмор вывернулся из пространства между Клементом и Стиви, задом наперёд шагнул в проём уборной, извинительно выставив к обоим раскрытые ладони. - Я щас, Клемми!
Радостный человек, в сущности, смешное зрелище.
Джул ухнулся в отрезвляющий свет туалетного помещения и разом помрачнел. Он не был пьян, но то, что он увидел, сбивало даже эйфорию встречи. Разумеется, это ещё не было трупом, Джул разглядел бы разницу между живым и покойником - однако тем тревожнее было, ведь из-за покойника кипешить можно куда медленнее, чем из-за живого.
- В рот мне ваты! - выпалил Гилмор, вылетая обратно в зал с прытью шампанской пробки. Он притормозил около Клемми и Стиви, хлопнул обоих по плечам и... рванул дальше. Не к бармену - к охраннику. Благо, этих ребят долго искать не надо, при какой-никакой сноровке пребывания в клубах они видны, как маяки.
Им, кстати, подорванные вроде Гилмора тоже видны вполне неплохо.
- Проблемы? - ненавязчиво спросил атлетически-широкий дядя, выдвинувшись навстречу Джулу из уютного простенка.
- Уу, проблемы! - сердечно поделился Джул. - В толчке какой-то парень затылком об стену приложился, лежит в отключке. Скорая нужна. - В довесок тому, что скорая и правда необходима, Гилмор хрустнул перед охранником парой купюр.
Тот смерил его скептичным взором.
- Убери. - Не глядя, что там дальше с бумажками, широкий дядя потеснил узкого Гилмора монументальным плечом - пошёл проверять. - Американец, что ли...
- Как скажешь,
- не стал спорить Джул. - Прогнившая нация, бескорыстная помощь только за деньги.
- Слышь, Барби из Малибу, не умничай,
- по-простому, без церемоний отозвался охранник.
Джул пристроился ему в кильватер - это был самый выигрышный способ пройти по залу, главное выбрать нужную скорость. Люди просто расступались перед широким дядей, будто он их расталкивал силой мысли: как ни жёстко, а физическое столкновение с этой человечьей глыбой было бы фатальнее.
Охранник, очевидно, хорошо представлял, что делать. "Ну, пускай у них не каждый день кто-то в отключке - но не в первый же раз, поди?" Проходя мимо Клемми и Стиви снова, Джул не стал заострять внимание на том, что с ними знаком, просто подмигнул - мол, сейчас всё будет схвачено.
В звеняще-светлой и пустой уборной охранник приземлил джинсовое колено на плитку подле тела, сунул пальцы в шею, тронул за лицо.
- Ты же не врезал ему, Малибу?
- Неее...
- замотал головой Джул, - Чо?
- Чо-чо, кулаки покажи.
- предложил охранник.
Джул фыркнул и выставил вперёд обе руки, тылкой вверх, поджав пальцы в кулак, - в круглых лунках прорезей на чёрных митенках выставились острые белёсые костяшки суставов. Охранник хватанул запястье правой, подтащил ближе к глазам... Джул чуть не споткнулся.
- Чёрт с тобой, - смилостивился охранник, отпуская. - Вали, Малибу, не мельтеши. Это не тот человек, чтоб его об стенку прилагать.
Дважды себя просить Джул не заставил.
- ...Он в хороших руках, а теперь ходу! - скупо сообщил он Клементу и Стиви, подхватил обоих за локти и поволок вон. У него дистантного щита из силы мысли не было, поэтому ему приходилось вклиниваться между людьми, кого-то огибать, где-то выгадывать момент, рвано меняя темп того самого "хода", - зато это был привычный ему способ движения в толпе, и потому КПД его действий вызывал оптимизм. Только на парковке Гилмор бросил буксировать приятелей, приткнул зад к расписному кузову клеменчьей тачки и жадно закурил, аж хрипя от жадности на каждой затяжке.
- Поехали отсюда... - вкусно чмокнув фильтром, он чуть не на спину завалился поперёк багажника... Глянул на Стиви. - Пофигу, ко мне поехали. У меня пиво... - Джул поднял глаза на Клемента, разулыбался умиротворённо, аж по-дурацки. - Впервые видел, чтоб ты пил заказанную выпивку, Клемми.

Отредактировано Джул Гилмор (28.07.2013 15:44:12)

0

29

Если вокруг сплошное мельтешение - встань и наблюдай. Все будут бегать мимо тебя, а ты, сохраняя ясность мышления, видеть ситуацию в целом. а ситуация была... интересная. Этот хренов провидец пришел в гей-клуб и пригласил сюда свидетеля на поговорить. Затем наткнулся на старого приятеля. Который в стельку пьян и глаголит о ком-то, кто там в туалете лежит, ушибленный. Подскользнулся, что ли? "Пьяницы. Терпеть не могу. И без того живут мало, так еще и жить не хотят, только забыться!" Вампир перехватил этого... как его... Стиви за плечо, поддерживая и заодно не позволяя толпе оттереть его в сторону. Ищи потом...
- И зачем я связался с этим торнадо? - задумчиво возвестил он стробоскопу и посмотрел в глубь бокала. Глубины не ответили. Молчаливый коктейль. Непорядок. - А ты зачем?
Но тут вышеуказанное торнадо снова промчалось мимо, на этот раз увлекая за собой. Пыталось просочиться сквозь толпу. Ну-ну. Белобрысый слегка наклонил голову и двинул сквозь толпу с видом все того же охранника. Конечно, габариты у него были куда менее впечатляющие, но вот намерение просто отодвинуть с дороги все, что поперек оной встанет, чувствовалось сразу.
Выйдя на улицу, он посмотрел на бокал в руке. Вздохнул. Поставил на постамент под памятником какой-то абстракции.
- Я бы не сказал, что это к лучшему. Вы собрались догоняться? Ты учти, скоро уже рассвет, а я спать хочу.
Это было забавное приключение. поэтому Клемент сел за руль и с довольной улыбкой потянулся. Почему бы и не продолжить в том же духе?

0

30

- Держись за стакан!
Господи Боже, ох***еть не встать, держись за стакан!
Стиви приваливается спиной к стене, судорожно сдерживая пьяный смех. Держаться за стакан - это так нелепо и так по-гилморовски, что Стиви вдруг с какой-то окончательной ясностью понимает: теперь все будет хорошо. И совершенно искренне отвечает приятелю Гилмора:
- Потому, что он - хороший парень.
Приятель Гилмора - блондин, длинноволосый, породистый - да б**, что за хрень, опять, везет мне на блондинов, за что опять-то? - ничего не успевает ответить на безапелляционную сентенцию Стиви, потому что на них налетает сам Гилмор, тащит сквозь толпу к выходу, прочь, на воздух, на парковку, и там Стиви снова пробивает улыбка, когда он видит, как жадно всасывает Джул сигарету, в две затяжки до фильтра: "Некоторые вещи никогда не меняются", - рассеянно и как-то радостно думает Стиви. Разумеется, он готов ехать к Джулу, и даже без пива, хотя какой может быть вечер воспоминаний без пива? Стиви лезет в машину, в голове проясняется достаточно, чтобы честно предупредить усаживающегося за руль гилморовского приятеля:
- Держись обочины, ОК? Я вроде в норме, но если что - тормознешь?
"Не тормознешь - тебе ж салон облюю," - остается не озвученным, но не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, правда? А гилморовский приятель явно не дурак.
Стиви мешком плюхается на заднее сиденье. В его вроде бы прояснившейся голове крутится последняя фраза гилморовского блондина, цепляет противно - и Стиви, не сдержавшись, хмыкает:
- А что, ты всегда спишь днем?

Отредактировано Стивен Коул (30.07.2013 13:28:12)

0

31

- Нибаись, устрою в собственной спальне! - заверил Джул Клемента. - Там даже я не сплю.
"И правда, как время пролетело..." Казалось, вот только что наступил вечер - а уже половина ночи позади. Сна ни в одном глазу, Джул слишком разволновался из-за ругачки с Джонни, разговора с Кларком, встречи со Стиви, чтоб попросту хотеть спать. И ещё - к нему ехали гости. Вот так, впервые с тех пор, как он осел в Лондоне. Это будоражило и немного пугало.
По сравнению с хоромами Клемми, квартира у Джула была несерьёзной какой-то, словно детская по сравнению с кабинетом - так ему казалось, когда задумывался. Вариант на съём подкинул Боцман Джеф с "Офелии", а Джул лучшего доискиваться не стал - милосердная цена, приятная обстановка, сговорчивые арендодатели. Ему и правда нравилось в этой просторной квартире о двух комнатах, где было много, хоть захлебнись, солнца и воздуха.
Итак, ему достался пятый этаж. Над планировкой явно поработал кто-то пусть и не сильно здравомыслящий, но - клёвый. Почти всё пространство квартиры было занято жилой, светлой, сверкающей гостиной. Два широченных окна с подоконниками, похожими на узкий стол или широкую скамейку, море света, шафранные сетчатые портьеры на карнизе длиной во всю внешнюю стенку: хочешь - отдёрни и потони в полудне, хочешь - зашторь и плавай в золоте... Дожди зарядили через пару дней после того, как Джул внёс аванс и получил ключи, поэтому он стал любить золотые сумерки. Вдоль всех свободных стен шкафы, высокие, узкие, с тончавыми стеклянными дверцами, за которыми сияют книги, шкатулки, статуэтки. Непрозрачные створки у одного только платяного, и кто бы догадался, что он столько вмещает? Между кухней и гостиной - на половину всей ширины жилья перегородка, на другую - стойка вроде барной, углом сворачивающая вдоль символической "прихожей". Хромированные распорки между столешкой стойки и подсвеченным точечными лампочками потолком - отражают уличные огни из окон, всю ночь.
Единственное, что удивило Джула, так это спальня.
Небольшое, шесть шагов на четыре, помещение совсем без окон... Поначалу Джул решил, что это вроде кладовки для хлама, такие уж удивительные предметы там были. Кровать - ох, способная выдержать слона. Массивная рама, кронштейны под полог, цельное дерево. Казалось, это ложе перетащено в кладовку за ненадобностью, однако кровать была куда шире дверного проёма, а конструкция явно неразборная. Шкафы в этой каморе полнились фигурками из керамики и стекла, корешками старых книг и альбомов... Затхлого запаха не было, но Джул всё равно чувствовал себя там, как в музее - неуютно, официально. Поэтому спать на основательном прямоугольном матрасе не рвался, предпочёл занять под лежанку широкую "шайбу" в занавеси из бусин, поставленную в гостиной. Круглая фиговина вроде дивана, футов восемь в поперечнике, приглянулась ему сразу, а уж когда облежал... В общем, нынче Джула оттуда согнать можно было разве что к Клемми.
Ленивая и не сильно порядочная тварь, Джул всё же раз дней в пять-шесть снимал майку, вязал её на лохмы, заворачивал под колено домашние обшарпанные джинсы и принимался изгонять пыль из обиталища. Вылизывал скопище книг и фигурок, настежь распахивал дверь в спальню - единственную с настоящим замком! - шлифовал тряпкой оконные стёкла, вывесившись за карниз и держась за белую раму, которая была тоньше его коричневых запястий.
Сюда - в дом, который любил - он и вёз свою теперешнюю компанию.
Стиви Коул, надо же!
- ...И, между прочим, дело к утру, а я ещё трезвый! Клемми, ты вообще видел, чтоб я просыхал? - Гилмор отшвырнул окурок и нырнул на своё место в машине. - Это ж мракобесие! Он ведёт богемный образ жизни - ащще не шарю, когда он спит, и это тоже мракобесие! - это он пояснил Стиви, завернувшись хитрым иероглифом между передних сидений. Шаттл тронулся, Джула качнуло носом почти в колени Стиви, и тогда он поспешил сесть по-человечески. В конце концов, его дело сейчас было смотреть на дорогу и подсказывать повороты, Клемми ведь понятия не имел, где поселился Гилмор.
Путь к парковке был, мягко говоря, нетривиальный. В самый первый раз Джулу пришлось бросить такси в межкварталке и идти остаток пути пешком, срезав даже разок через какое-то ограждение, - водитель заблудился. Только из окна Джул и увидел, куда на самом деле надо было рулить, с этой-то высоты и этого фасада наипрямейшая дорога простреливалась до самого выезда на основную улицу.
- ...Сейчас налево, Клемми, - уверенно вещал он приятелю, хоть поворот, по логике вещей, должен был увести в сторону, противоположную от нужного дома. - Это хорошее лево, верь мне.
"Хорошее лево" привело на асфальтированную вытянутую площадку с парковочной разметкой. Джул выскочил из машины первым, одновременно кинулся извлекать Стиви из салона и ключи из заднего кармана штанов.
- Вон, видите - рыжая штора выбилась? Нам туда.
За буйную юность Джулу пришлось перетаскать на себе немало ужратых товарищей. Со Стиви было и проще, потому что Стиви честно держался на своих ногах, и сложнее, потому что Стиви был массивнее, чем все, кого Джул вот так же, сунувшись плечами подмышку, водил вверх по лестницам. На пороге он счастливо выдохнул - до шайбы, куда можно сгрузить Стиви, оставалось всего несколько шагов и ни одной ступеньки.
- Разуваемся. Извините это азиатское самодурство, но коврики не мои, как и вся хата.
Стиви Гилмор готов был помочь разуться. А потом щёлкнул выключателем в "прихожей" - и через углом загнутую барную стойку с хромированными распорками пролился свет - в шафранную гостиную со шкафами и статуэтками. Пол был паркетный или вроде того, выложенный узорами из дощечек, и на дощечках тут и там валялись... циновки. Плетёные штуки разной формы, из каких-то тростинок, цветных толстых шнуров, наборные из круглых крупных бусин. На шайбе и вокруг громоздились думки, сделанные плюхой или валиком, с кистями, вышивкой, какими-то блёстками вокруг по ребру... Шторы колыхались и мерцали огоньками, просочившимися с улицы, от влетающего в окно ветра тихо брякала занавесь вокруг шайбы. Эта странная этника не подходила Джулу, он вписывался в интерьер... спорно. Но вписывался.
- Клемми, ты ночуешь вон там, - Гилмор махнул рукой на чёрный прямоугольник дверного проёма, в дальней стене гостиной, куда еле-еле закрадывался свет. - Это тебе подойдёт... - на миг глаза у Джула потускнели, - Я и не задумывался, насколько хорошо подойдёт. Она запирается изнутри, я дам ключ. Ванная вон, уборная рядом, - он дёрнул подбородком в сторону дверей справа от входа, до начала кухонной стойки. - Клемми, я дам халат, новые зубные щётки должны быть в шкафчике над зеркалом. Стиви, тебе, наверное, лучше сначала тоника с апельсином и мятой, потом зубную щётку. Давай... - скинув ботинки, Джул нежно подпихнул Стиви к шайбе. - По себе ж знаю, сунешь щётку по зубу мудрости - и меню лезет поглядеть на этого идиота...

0

32

- Когда как, - ответил Клемент на вопрос о сне и послушно поехал держась обочины. - Я долго старался обеспечить себя хотя бы относительно свободным графиком.
Отвечать на подобные вопросы уже приходилось. Лезут ведь в частную жизнь... и нельзя просто отмахнуться от вопроса - обидятся. И насторожатся. Поэтому приходится уворачиваться от прямого ответа, заметать хвостом и как можно меньше общаться с такими вот случайными людьми.
- А ты, проспиртованный, должен сейчас пьянеть от одного воздуха! За дорогой следи! На какое лево? - "Хорошее лево у него, да у него все хорошее! Особенно лево!" Но спорить с новоявленным Сусаниным было бесполезно. И даже вредно! Главное, что до своего дома довел без приключений.
А дом был... обычный. Съемная квартира, судя по всему. А, ну да, Джул даже предупредил. Клемент пожал плечами и разулся, проходя внутрь. Гилмору шла эта обстановка. Очень.
Клемент улыбнулся. И заговорил. Мягко, тихо, задумчиво подбирая слова.
- Лис. Рыжая шкура блестит по весне.
На блестках легко отражается свет.
Окно занавесил в закатной стране
Где только огонь и сомнения нет.
В огне мы сгорим, и будет не жаль
Что блестки затмили весь небосвод.
и даже напротив, закатная даль
Зовет и толкает в свой хоровод.

0

33

Вроде ответил, вроде даже вежливо - нет, послать-то послал, но вроде и не придерешься, интеллигентно так послал, не лезь мол, куда не просят, пьянь... Ну да, а ты чего ждал: да-да-да, приятель, я всегда сплю днем? Мы, блондины, все такие: через одного упыри...
Стиви откидывается на спинку сиденья, закрывает глаза. Хрен с ним, он всегда знал за собой, что умеет быть редкостным идиотом. Человек он там или нет, парень тебя впервые в жизни видит, и нужно и впрямь быть исключительным идиотом, чтоб рассчитывать, что его внезапно пробьет на откровенность. Да и совпадение вытанцовывается из области совсем уж малонаучной фантастики: внезапная встреча с Гилмором в Лондонском гей-клубе, и у каждого в загашнике по упырю... Хотя... Нет, все-таки Стиви - не настолько идиот, а Александр... Все, стоп, хватит: на -дцатый круг пи***страданий он не пойдет. Хотя гилморовский приятель, хоть убей, чем-то неуловимо напоминает Александра.
Джул внезапно чуть ли не носом тычется ему в колени, и Стиви открывает глаза, но тут же снова закрывает. Его везут... куда-то. К Гилмору. Стиви по большому счету все равно. Оказавшись в квартире, он послушно скидывает ботинки, даже не пытаясь расшнуровать: приходится опереться рукой о стену, но в целом выходит сносно, Стиви даже практически не кренит по сторонам - он сам облокачивается плечом о косяк, с улыбкой глядя, как мельтешит вокруг Джул. Как человек, впервые в жизни принимающий гостей, и Стиви смеется: "Джул!.. Да угомонись, не суетись, все свои..." - но тут гилморовский приятель начинает говорить. Негромко и как-то так, что Стиви кажется, он случайно подсмотрел что-то личное, не предназначенное посторонним. Стихи, ох**ть, б**, он читает стихи... Да, молодец, браво, Стиви, дошло наконец... Стиви кажется, он слышит щелчок, с которым мозги встают на место: он понимает, что, похоже, Гилмор суетится неспроста, ведь перед дверью туалета в "Heaven" приятеля своего он вообще-то целовал, и парни, видать, так и так собирались завалиться к нему - вот только без нежданчика в лице старого приятеля Стиви Коула. Б**дь, да что за везенье!.. Стиви неловко пятится, спотыкаясь о собственные ботинки.
- Эй, парни... Я лучше пойду...
Стиви говорит тихо, практически шепчет: смешно, но не хочет своим сиплым карканьем рушить... Что-то, х*р знает что, да и не важно.

0

34

"Клемми..."
Немногие люди могли заговорить Джулу зубы до такого вот состояния - чтоб он бросил всё, что делал, забыв вообще, какие там у него были цели и задачи, чтоб тупо замер на месте и даже думать о подвохах перестал. Он знал ровно с тех пор, как Клемент с ним заговорил, что голос у этого парня колдунский, и иммунитета у Гилмора всё ещё не отросло. Он и ответить сумел только растроганным - рассиропленным, чёрт возьми! - повторением единственной уцелевшей мысли:
- Клемми...
Единственный логичный выход из позы ошеломлённого идиота состоял в том, чтоб как-нибудь животно и пошло рухнуть на пол, да вывел Джула из интеллектуальной летаргии некий запинательский шум, произведённый Стиви Коулом.
- Э, куда засобирался! - Гилмор встряхнул линялыми лохмами и метнулся наперерез беглецу. - Ты чо?
Мыслительным процессом с места в карьер подбросило идейку - чо. Джул сначала фыркнул над идейкой, но тут же уставился на Клемента, потом на Стиви... сузил полезшие было на лоб глаза, закусил пересушенную до корочки губу.
- Стиви, мы с ним не муж и жена, а четыре разных человека. - Встряхнул Стиви за плечи для убедительности, он наощупь отпихал обувь у того из-под ног - а то споткнётся и вправду завалит собою. Потом не выберешься без домкрата или хоть Клемента. - Если ты тут нас хочешь наедине оставить, то это не благородство, а горячка. Во-первых, ты уделался как пятилетний - спорю на баклажан, что дойдёшь не дальше цокольного этажа, да и туда на бровях и хоботе. Во-вторых, если б я лез в штаны Клементу, то всяко не привёз бы тебя держать свечку. Ферштейн? - Джул развернул Стиви и направил внутрь квартиры, толкая между лопаток. - Пойдёт он, пф... Не рыпайся, а то позвоню твоей маме.
Перед спальной шайбой Гилмор окончательно отбросил деликатность и незатейливо подсёк доктора Коула под лодыжку. С таким расчётом, чтоб светило пластической хирургии упало не слишком ловко и увязло в подушках.
- Клемми, лови! - два ключа на кольце - крупные, фигурные, желтоватого цвета, на вид старше Джула, хоть и без ржавчины и прочих признаков плохого обращения, - обычно хранились просто на полке, между фарфоровой пастушкой и стеклянным сеттером. Джул взял их (как всегда, от касания к одной из статуэток раздалось мелодичное тихое "дзинь!") и бросил приятелю - высоко, почти над головой. Кивком показал на дверь в дальней стене большой гостиной. Сейчас дверь была открыта, Джул оставил её так, когда уходил, потому что протирал пол в "спальне" и не хотел, чтоб осталась сырость. - Располагайся, я тебе сейчас застелю, только намешаю Стиви попить. Ты, кстати, если хочешь тоже - скажи. Понятия не имею, принято это или нет... - чеша затылок, Гилмор пошёл за кухонную стойку и по пояс влез в холодильник, где загремел банками и бутылками, выискивая тоник среди пива.

0

35

- Куда пойдешь? - Клемент отловил ключи и удивленно повернулся к Стивену. - И зачем?
Все-таки английская заторможенность иногда мешает адекватно реагировать. Пока занимался своими делами - подопытного... то есть, собутыльника... успели уволочь и, кажется, даже завалить. Как мамонта. И самому Каитиффу стоять столбом было уже как-то не с руки. Так что он неторопливо прошел вперед, на ходу разуваясь, и уселся на циновку, скрестив ноги.
- Нет, пожалуй, мне мешать ничего не надо. А с каких пор ты так интересуешься вопросами приличий? Я сам справлюсь, поверь, - вампир лукаво улыбнулся и подмигнул Стиви. - Представь нас хотя бы нормально. А то налетел, схватил и унес в гнездо. Теперь вот спаиваешь. Маньяк.

0

36

Падая мордой в подушку, Стиви ловит себя на мысли, что, похоже, блондину не обломится. Становится стыдно: и впрямь, похоже, уделался как пятилетка - но понимание того, что и вот такому вот золотому мальчику могут не дать, неожиданно радует. Действительно, уделался. Действительно, стыдно. Стиви возит мордой по подушке, трет: почему-то кажется, так он быстрей протрезвеет.
- Джул, не! Мне хватит уже попить!
Как ни жаль отрываться от подушки - мягкая, такая мягкая, пахнет чистым, век бы валялся - но Стиви, повозившись, садится: неприлично как-то, он же в гостях. Пьяная абсурдность собственных размышлений пробивает на улыбку. Ага, и выходит, улыбается он блондину.
Блондин подмигивает.
Стиви враз представляет, на что сейчас похож: взлохмаченный, морда помятая... В :flag: пьяный.
- Стивен Коул, - машинально представляется он.
И затыкается, не зная, а что, собственно, добавить?
Что я здесь делаю?..

0

37

- Тебя унесёшь, пожалуй - где сядешь, там и слезешь... - Джул справился с поисками и лил тоник в стакан, пузырьки хищно шипели по стенкам. - Не шарю, как вас лучше представить, чем я в клубе сделал. Вы для меня вообще из разных эпох. - Спохватившись, до чего это тупорылое пафосное гонево, Джул прикусил язык, закрутил бутылку с тоником и располовинил лимон, потом принялся шинковать на длинные и тонкие, как рождественская мишура, полоски кустик мяты. Стук-цок-бряк-клац - обычные кухонно-посудные звуки, мирные до зевоты, запах лимона, мяты, мерные взблески и удары ножа о доску... Блин, сопровождающее незатейливую бытовуху молчание казалось стократ тупее и пафоснее дурацкой фразы, вдвойне дурацкой, потому что и Стиви, и Клемми были старше Джула, который тут чего-то заикался про "эпохи".
Гилмор покраснел и заторопился с оправданиями.
- Когда мы со Стиви познакомились, мне жилось легче. Я был ещё не настолько блудным сыном. Па одолжил мне яхту - того, побороздить просторы... Она потом сгорела. - Сглотнув, Джул быстро махнул тыльной стороной руки по глазам. - Слышишь, Стиви - сгорел мой кораблик...
Понадобилось время, чтоб Джул приучил себя думать об этом спокойно, и говорить спокойно - но почему-то именно сейчас, при Стиви, видавшем "Орландину" лёгкой, ходкой, крылатой, успокоиться не мог. Накатила детская обида: это было несправедливо, чёрт возьми! Какого дьявола за то, что Джул несговорчив с шушерой, надо было наказывать белую яхту? На него боялись, не смели нарываться лично, его было не достать так - и Джула кинули там, среди огня. Господи, сколько было жара, сколько света...
Он закатал мяту, порубленную тонко, как азиатская лапша, в шарик для заварки чая, опустил этот шарик за цепочку в стакан и стал выжимать лимон. Кислый сок брызнул в глаз. Джул выронил мятую жёлтую кожуру на доску и схватился за лицо.
Сколько было огня, Господи...
Огонь лип к коже, Джул не сомневался, что там обгорит его череп, обгорят руки, он был обмотан пламенем как шубой. Он думал, что его придётся опознавать по зубам, когда всё потухнет. Больно не было, только страшно, что вот это - конец. Такой, какого он заслужил. Глаз щипало, а Джул странно не мог разобраться - от лимонного сока или от того, много лет назад остывшего дыма. "Вот и белочка, да?" Гилмор отнял руку от лица - в ладони пышно и высоко кипел рыжий клок огня, расползался по перчатке, окутывал всю кисть и поднимался шёлковыми клочками с кончиков пальцев.

0

38

Интересно, почему на его пути так часто встречаются существа, которым нужна помощь? И почему он сам не проходит мимо, равнодушно пожимая плечами? Клемент. Милосердный. Имя влияет? Папа Климент какой-то устроил Крестовые походы. Так что вряд ли. Но в любом случае, Уайтхед почти физически не мог пройти мимо. Натыкался на улицах, вытаскивал из-под колес машины, с матом утаскивал с перил мостов...
Говорите и слушайте. И вы будете счастливы. Он слушал - ему говорили. Рассказывали...
И потом, после той ночи, ничего не изменилось. Просто вокруг была тьма и электрический свет. Луна вместо солнца. Почти никакой разницы, только в лунных лучах он растворялся почти без остатка. Лунных лучах и лондонских туманах. Потому и носил черное, чтобы его видели.
Клемент встал и подошел ближе к Гилмору. Он хотел обнять, укрыть и позволить хотя бы немного отдохнуть от... от вины? его терзает вина? Может быть. Пусть сам скажет.
А потом стало страшно. Вампир даже не сразу понял, почему. Только что он почти касался рукой рыжей макушки - и вот он рычит, оскалив клыки, из противоположного конца комнаты. Рычит низко, во всю мощь тренированного горла. Он готов прыгнуть, если ЭТО приблизится.

[dice=9680-11616-5808-3:10:0:Ротшрек]

+1

39

- Вот ведь бл**ство!.. Джул...
А что тут еще скажешь? Стиви помнит, как наивно, трогательно-небрежно гордился своей посудиной Джул - до смешного. Б**, даже Стиви жаль красавицу-яхту. Он хочет встать, подойти к Джулу, поддержать, сказать хоть раз в жизни что-то правильное - но пока возится на постели, пока пытается нащупать ногами ускользающий, как палуба "Орландины" в качку, пол - короче, пока Стиви производит все свойственные в дугу пьяному идиоту телодвижения, рядом с Джулом рисуется Клемент. Наверное, так лучше - уж он-то должен найти нужные слова, стихи вон бормотал же... Стиви прикрывает глаза, всерьез раздумывая, то ли забить на все и упасть обратно в подушки, и пусть завтра будет мучительно стыдно - то ли продолжить свое несомненно верное поползновение встать и тихо свалить восвоясьи.
Что я здесь делаю...
Как Джул ухитряется поджечь себя, Стиви пропускает: так и сидит - ни туда, ни сюда - с закрытыми глазами. Его подбрасывает странный рычащий звук из-за плеча, и вот тут, когда он видит, что Гилмор, мать его, горит, Стиви подскакивает мгновенно. Сбить пламя благословенной, мягкой, пахнущей чистым подушкой - пара минут. Задвинуть Гилмора за спину, молясь, чтоб потерпел, немного, сейчас Стиви ему поможет - еще пара секунд, и Стиви разворачивается на звук, по-прежнему держа Гилмора за спиной. Клемент рычит, вжавшись спиной в противоположную стену, в издаваемым им звуках нет ничего человеческого. Стиви впору поздравить себя: все-таки не совсем интуицию отшибло, выходит - или посмеяться: таки встретились они с Джулом случайно в гре***ом Лондоне, в гей-клубе, и у каждого в анамнезе, б**, по блондинистому упырю - малонаучная фантастика, а поди ж ты. Но Стиви не до смеха, Стиви, б**дь, ни х*я не смешно. Стиви понимает: Клемент напуган до животного состояния, до ус**чки, и ему даже жаль парня.
- Эй, Клемент, все хорошо... Я потушил. Все, я потушил, все в порядке. Успокойся, парень, все, я все потушил.
Стиви улыбается, как он надеется - ободряюще, и чуть поворачивается, чтобы полностью закрыть Гилмора от слетевшего с катушек вампира.

0

40

"...Клемми?"
Иногда Джул бывал таким тормозом, что аж самому противно. Он не понял, что происходит в его рукой, не успел почувствовать ни боли, ни хотя бы тепла, просто - чёрт, это завораживало! Он не понял, почему Клемент, только что бывший рядом, в шаге или двух, вдруг оказался так далеко - и что случилось с этим прямым, как кариатида, невозмутимым до флегмы человеком. Гилмор не успел испугаться. А когда сообразил, что для этого все условия, пугаться стало как-то поздновато.
С одной стороны Клемми, друг сахарный, скалил нереально белые клыки у стенки, с другой - лупил подушкой Стиви Коул. "Какое место, Господи, во всём этом занимаю я?" - Гилмор возвёл очи горе, но на потолке не возникло ни одной огненной строчки пояснений, и вообще на потолок глазеть было неверно, Стиви как раз пихнул его за спину, отгородил от Клемми - а Джул споткнулся и едва не растянулся на этнических ковриках, пришлось ухватиться всё за того же доктора Коула. Который как раз сегодня вовсе не был неколебим на ногах.
- Раньше он так не делал... - Поднявшись на цыпочки, Джул выглянул из-за Стиви на беснующегося вампира, потом скосил взгляд на свою руку, несколько раз сжал и разжал кулак. Перчатка не воняла палёным, ожога не ощущалось - было ли оно вообще, цветущее в пригоршне пламя? В стороне валялась подушка, её вышитый пухлый бок не поблёк и не обуглился, хотя вмятины там, куда приходились удары об угловатую гилморовскую граблю, сохранились чуть ли не с анатомической точностью. Подбирать и нюхать подушку Джул не пошёл - и так видать, что не поменялись у неё ни температура, ни запах.
В общем, выглядело всё так, будто тушить с самого начала было нечего.
"И чо это тогда? Коллективный глюк какой-то?" Ничто не горело, но что-то тушил Стиви - и настырно втолковывал Клементу об успехах! - что-то полыхало в ладони у Джула.
- Стиви... Я не обгорел, видишь? - Гилмор сглотнул... и прижался Коулу к спине, весь, для верности обхватив его обеими руками, выше живота и ниже груди. Он стеснялся это делать и не слишком умел, но не придумал, как ещё добиться, чтоб Стиви слушал и слышал. - Тебе такие встречались уже, а? С зубами...
Зубы... Чёрт, закрадывалась Джулу дурацкая мысль попросить приятеля - покажи, мол, клыки. Но на то и дурацкая, что даже сам он это знал и не лез с нею к Клементу. Паршивый какой-то интерес, честное слово. Теперь вот Клемент сверкал зубами без всяких просьб. Да, шерсти на загривке у Джула не росло - но загривок шевелился. Таких зубов у человека быть не может. У кобры, пумы, демона - только не у человека. И это тоже завораживало.
- Они... так огня пугаются? - еле слыша собственный охрипший с адреналина голос, спросил Джул. Он вообще не шарил, что делать. Только то и осознавал, что прятаться за Стиви, когда сам довёл Клемми до психа - мерзко. Заварил кашу - расхлёбывай. Или хоть пытайся, а иначе не дорос ты, Гилмор, до того, чтоб передним фасадом к взрослому мужику липнуть. - Думаешь, он слышит тебя, м? Дай я.
Почему-то в этот миг, стоило Джулу отпустить Стиви и обойти его, выступив из укрытия к Клемми, - кончился страх. И тот, запоздалый, насчёт зубов и рычания, и новый, авансовый, насчёт того, что Клемми сейчас себя не помнит и может запросто вырвать глотку тому, кого схватит.
- Клемми... Клемми, тише, - позвал Джул, делая шаг к приятелю. - Это я, вспоминай. Клемми, страшного нет. Иди ко мне, это я, Джул... - Гилмор подзывающим жестом поднял обе руки, ладонями вверх и к Клемми. Ещё шаг, ещё... Когда-то эти вшивые футы до стенки, о которую загнанно тёрся Клемент, должны были кончиться, и от них оставалось всё меньше. - Клемми, - в конце концов Джул почти дотронулся до него.

Отредактировано Джул Гилмор (30.08.2013 15:46:04)

+3