Urbi et Orbi - Городу и миру

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Urbi et Orbi - Городу и миру » Поиски углов Круглого стола » 4. 1998 год, октябрь. ...о, тяжело пожатье каменной его десницы!


4. 1998 год, октябрь. ...о, тяжело пожатье каменной его десницы!

Сообщений 1 страница 20 из 107

1

За девятьсот лет без малого Лондон и Британия привыкли к Митре. За пятьдесят лет - с облегчением отвыкли. Однако всех ждал крупный сюрприз: в 1991 Митра восстал из мертвых, смертию смерть поправ, и вернулся к делам. Прошло меньше семи лет, и эта история всё ещё продолжает оставаться поводом для пересудов и сплетен на Элизиумах. А уж сколько народу слетелось в Лондон, дабы лично узреть Пресветлого... Никакой работы в этой не-жизни!

Хроника событий|Хронологический порядок - великая вещь!

Хроника событий:
Вечер 10.10 - Александр и Эрих прилетели в Лондон.
Ночь с 10.10 на 11.10, день 11.10, ночь с 11.10 на 12.10 - Александр и Эрих гуляли по городу.
День-вечер 12.10 - в Лондон прилетел Стиви, привез Лапочку.
День 13.10 - Стиви знакомится с Татьяной и Онежским.
Вечер 13.10 - Джул в баре встречается с Хорхе, после чего Клемент везёт его в Элизиум и по пути признаётся в своей вампирской сущности.
Ночь с 13.10 на 14.10 - Александр и Эрих прибыли в Элизиум и представились Митре, вернувшись в отель, встретили Лероя и получили от него задание, поехали в Элизиум, имели разговор с Джонни, вернулись в отель к Стиви. Джул наглядно познакомился с вампирскими нравами, Клемент доложил Хардешадту об авариях такси и был отправлен сводить данные по авариями воедино; тем временем Джулу, начитавшемуся сводок Клемента, приснился вещий сон про убийцу, и Джул не замедлил поделиться им с Клементом.
День 14.10 - Стиви звонит Онежскому.

0

2

Хитроу встретил мелким дождем и порывистым ветром.
Большинство людей, спускавшихся по трапу, прятали носы в воротники и шарфы, а руки в карманы, Александр же, выйдя на площадку лестницы, напротив, оставил незастегнутым полы пальто, и подставил дождю лицо.
- Настоящая английская погода, - радостно объявил он Эриху, который оглядывал аэропорт с любопытством, но без особого энтузиазма, и в ответ на реплику только пожал плечами, мол, дождь как дождь, погода как погода. Александр ничуть не расстроился: что ему, Эриху, понимать - ведь это не он вернулся домой.
У трапа, провожая пассажиров, ему улыбнулась стюардесса. Александр вернул улыбку, испытывая некоторое сожаление, что не может задержаться - девушка была красивой, рыжеволосой и очень обходительной.
- Добро пожаловать в Лондон, - стюардесса была немного бледна после того, как они пересеклись у уборных (совсем ненадолго, и совсем немного, пара глотков - неосторожно, да, но устоять было так сложно!)
"Синтия Дэвис", значилось на бейдже. Позади Эриха замаячили сонные физиономии людей, которым они вдвоем загораживали проход.
- Спасибо, Синтия, - искренне поблагодарил тореадор, делая шаг на лестницу. - До встречи.

Путешествие из Лос Анджелеса в Лондон ни шло ни в какое сравнение с их с Эрихом переездом из Канады в Город Ангелов: на сей раз никаких трюмов, никаких грязных закоулков, в которых надо было прятаться и надеяться, что укрытия не обнаружат. Теперь - такси, аэропорт, самолет; из Лос Анджелеса до Нью-Йорка, из Нью-Йорка до Лондона - ночные рейсы, днем - отдых в отелях близ аэропортов, с предупредительным персоналом и строгой табличкой на двери "Не беспокоить!", все забронированно заранее, все документы выправлены идеально - комар носа не подточит. И все оплачено солидными зелеными купюрами, заработанными за три года службы в лос-анджеловской Камарилье.
"Мы заслужили отпуск", - думал Александр, пока за окнами экспресса, который должен был отвезти их в очередной отель, мелькали огни машин, рекламных щитов и неоновых вывесок. Меньше часа пройдет, и из осенней мороси покажется ленивое и тусклое лондонское солнце - или же не почтит своим присутствием вовсе, скрывшись за тучами. И еще:
"Я вернулся домой".
Лерой. Интересно, где он сейчас? Александр тронул хрустящий конверт в нагрудном кармане пиджака - Ла Круа был столь любезен, что даже выписал им рекомендательное письмо для лондонского Князя - после последней проведенной операции к ним с Эрихом стали относиться не в пример лучше, перестали гонять в хвост и гриву, как было в первое время, и выдали солидное вознаграждение. Камарилья получила два района-городка, они - несоизмеримо малый эквивалент в зеленых. Но Александр не жаловался.
"Митра. Интересно, какой он?"
- Завтра поеду на Нанхэдское кладбище, - сообщил спутнику, как будто продолжая начатый разговор. Еще в Лос Анджелосе он говорил Эриху, что хочет навестить могилы тетки и матери, и хвала высшим силам, цимисхе на этот раз удержался от ернических комментариев в своем стиле, иначе Александр улетел бы без него.
Цепочка мыслей привела к Стиви - тот пришел чуть ли не в ужас оттого, что Александр с Эрихом улетают за океан на неопределенный срок, и, хоть более-менее успокоился, когда тореадор объяснил, что вернутся они не позже, чем через неделю или две, что для него уже приготовлен запас крови на достаточный срок... гуль продолжал хмуриться. Наверняка, был уверен, что "дохлики" без его присмотра непременно во что-то вляпаются.
Двери экспресса открылись с тихим шипением, выпуская в лондонскую морось двух вампиров. Алекс поправил на плече ремень дорожной сумке и указал туда, где сияла вывеска нужного им отеля.

Отредактировано Александр Рейнхолд (03.06.2013 21:53:34)

+1

3

Все-таки быть частью Камарильи означало некоторые плюсы.  Например, вот – отпуск.
Правда, Эриху казалось, что это больше напоминает немудреный контракт: ты работаешь на заводе с пяти утра до десяти вечера, тебе платят сущие гроши, но обязаны хотя бы пару недель в году давать отдохнуть.
Эриху вот когда-то давным-давно подобная жизнь совершенно не улыбалась, а в результате ее и получил.
Ну, разве, кроме завода. Впрочем, работа на Камарилью ничуть не проще.
Они добирались долго – несколько ночей, а днем спали в отелях. Ал предпочитал плотно сдвигать жалюзи, и даже почти по-человечески забираться с головой под плотное одеяло (с покрывалом, для верности). Эрих залезал в ванну или в душевую кабину.
А самолеты ему понравились. В них были телевизоры и куча кнопочек – Эрих в них не разбирался, но норовил потыкать и только что на вкус не попробовать. Зато на вкус они пробовали стюардесс – девочки оказались весьма недурны.
В общем, каникулы выглядели как каникулы.
Эрих даже вырядился «туристом» - в футболку с дурацким принтом,  драные на коленях джинсы и кроссовки.
Пока.
- Здесь просто мокро, - вынес вердикт Эрих
Он приоткрыл и высовывался из окна экспресса прямо под дождь, который ничуть не беспокоил: Лондон видел впервые. Если бы не близость рассвета, Эрих предпочел бы побродить пешком.
- Ага, - отозвался Эрих, когда Ал заговорил про кладбище. Сам он понятия не имел, живы ли еще его родители, и что случилось с братьями-сестрами. Наверное, где-нибудь в Нью-Йорке, а может, вернулись в Германию. В любом случае, его не узнали бы.
- А потом что будем делать? – осторожно спросил он. 
Пока Лондон казался просто большим городом – с рекламой, ночными клубами, пабами, достаточным количеством не слишком хорошо освещенных закоулков, чтобы безопасно питаться.
И еще, наверняка, здесь можно было поразвлечься.

+1

4

Лондонская гостиница не особенно отличалась от гостиницы в аэропорту Кеннеди: безликая, аккуратная, безусловно, рассчитанная на проезжих - не "Андаз Ливерпуль" и не "Плаза Парк", но вполне пристойная, - была выбрана Александром за свою близость к аэропорту. Номер на двоих тоже был аккуратно-безликим, но (несомненный плюс) с плотными шторами до пола. Получив от портье ключ, поднявшись в свой номер и старательно заперевшись изнутри, тореадор первым делом задернул занавеси так, чтобы даже лучика от света с улицы не проникало - небо уже начинало светлеть, совсем скоро неоновые блики реклам сменит солнечный свет.
Он немного нервничал.
Лондон 1998 года очень отличался от Лондона семидесятых (тогда они с Лероем, вернувшись из Испании, прожили здесь почти десять лет), - и Александр, хоть и успел увидеть немногое, испытывал странное ощущение потери - вроде бы и вернулся в то же самое место, но... уже не то. Радость от возвращения "домой" немного поугасла, и он не был уверен, что сможет найти тех сородичей, которых знал здесь ранее - если так изменился город, изменятся и жители. Хотя, Старый Свет - это ведь не Лос Анджелес, напоминавший свалку, где смешались в кучу Камарилья, Анархи, Шабаш, будто яркие фантики вперемешку с объедками в мусорном ведре.
- Пока мы просто осмотримся, - ответил Александр Эриху. Тот, по своему обыкновению, кажется, собирался устроиться в ванной. - У нас есть три дня, чтобы закончить личные дела и явиться пред очи Князя. Когда я был в Лондоне последний раз, правила леди Анна. Если она все еще у власти, то имеет смысл просить аудиенции через нее, а если изменилось... в любом случае, будем действовать по ситуации.

Отредактировано Александр Рейнхолд (03.06.2013 21:54:45)

0

5

- Держу пари, они все начнут грузить - изобразил из себя малкавиана-ясновидящего Эрих. – Вот увидишь, обязательно что-нибудь окажется нужно сделать, куда-нибудь полезть, принести… убить. Всегда есть куча грязной работы для таких, как мы.
Он широко ухмыльнулся.
На самом деле, последнее, что он назвал бы «каникулами» - это бесцельное блуждание по берегу Темзы, например, или даже прогулки по достопримечательностям ночного Лондона. Достопримечательности его не очень-то волновали.
А вот ради развлечений он готов был даже потерпеть «представление Князю» - правда, в торжественные моменты Эриху вечно хотелось то ли почесаться, то ли шмыгнуть носом, несмотря на то, соплей  у вампиров  точно не бывает.
Эрих обошел номер, заглянул в ванную – душевая кабинка вполне сойдет за убежище. Вернее, за конуру, раз уж он из себя изображает примерного и послушного песика (впору отращивать хвост и вилять им). 
Потом вернулся в комнату, включил телек – показывали какие-то местные новости. Ведущая говорила с тем самым правильным британским акцентом, который получался у Ала, когда тот волновался или испытывал какие-то иные сильные эмоции.
- Ты, небось, счастлив, что домой вернулся? Кстати, этот Митра - это ведь какой-то дофига древний тип? Вот к нему бы я точно не совался, но если нет другого выбора...
Иногда Эриху тоже хотелось вернуться в Нью-Йорк. Он всегда думал, что это какие-то клановые «инстинкты» и старался засунуть желание подальше и поглубже – слишком опасно.
Но понять  Ала, в принципе, мог.

Отредактировано Эрих Майер (28.05.2013 10:49:48)

+1

6

Александр картинно закатил глаза. У Эриха, несмотря на его наивность, зачастую получалось описать ситуацию одним-двумя точными фразами, хоть и в выражениях не стеснялся.
"Дофига древний тип", "грузить будут". Что тут скажешь?
- Возможно, что и будут, но... вряд ли. Все-таки мы не с прошением, а лишь отдать дать традициям, - Александр аккуратно снял костюм, повесил в шкаф. Если он собирался устроиться в кровати, следовало позаботиться о том, чтобы не измять одежду еще больше.
Они путешествовали налегке, все равно тореадор собирался обзавестись новым гардеробом на месте.
- Кстати, Эрих - Александр откинул одеяло, прежде чем забраться под него. Цимисхе высунул фиолетовую башку из двери ванной, - В Элизиум тебе тоже придется надеть костюм. Да-да, и не надо корчить рожи. "Дофига древние типы", знаешь ли, требуют соответствующего отношения.

С наступлением вечера оба были уже на ногах.
В номер Александр вызвал дежурную горничную - стюардесса позволила лишь "заморить червячка", и сейчас после пробуждения, он был голоден по-настоящему.
Горничная оказалась средних лет полноватой женщиной, из нее тореадор отпил, пока Эрих сторожил дверь, и оставил - небольшое головокружение гарантировано, но ничего страшного.
Ночной Лондон жил своей жизнью. Выбравшись на центральные улицы, Александр вынужден был признать, что не так уж и изменился город - да, стало больше рекламы, машин, и к очертаниям памятником архитектуры добавились высотки, но центр сохранял дух старой Англии.
- Навестим... а хотя бы тот магазин, - сообщил он Эриху. - Стоит приодеться.
Александр кивнул в сторону магазина мужской одежды: табличка обещала закрытие через полчаса. Им хватит.

[+2 БП]

Отредактировано Александр Рейнхолд (03.06.2013 22:06:46)

+1

7

Дождь закончился, хотя луна на небе так и не показалась: оно было затянуто тучами, словно дождь только отлучился на несколько часов, но обещал скоро вернуться.
Знаменитая английская погода.
Эрих озирался, принюхивался, в общем – пытался понять новый город. Который, если начистоту, по-прежнему ничем не отличался от Лос-Анжелеса того же, разве – холоднее и ветер с реки дует мокрый, похожий на шлепок свежевыстиранным бельем. В своей футболке Эрих явно был одет не по погоде, и, наверняка, стоило переодеться в какой-нибудь… ну что там  люди обычно носят в октябре? Свитер, куртку? А то еще сочтут в Элизиуме, что он тут беспорядки устраивает и Маскарад нарушает.
С этой Камарильей столько проблем. Никогда не поймешь, чего им опять не так и где облажался.
Магазин уже собирался закрываться. На припозднившихся клиентов  консультанты глянули с явным неодобрением – Эриху аж сразу так привычно стало. Обычно на него вот эдак и смотрели.
Причем, почти все. Кроме Ала и Стиви, пожалуй.
- Выбирай ты, - буркнул он, целиком положившись на безупречный тореадоровский вкус. Сам он мог хоть с мусорным бачком на голове к «древнему типу» заявиться – почему-то Эриху казалось, что тот даже конкретно за это не станет их убивать. Если тебе несколько тысяч лет, скорее всего, тебе плевать на модные шмотки.
Другой вопрос, что и уничтожить кого-то такому «типу» не сложнее, чем придавить муравья.

+1

8

Эрих надулся, сделавшись похожим на мокрого воробья. На нахохлившегося сердитого воробья.
Александр решил немного "птицу" порадовать, и начать выбор костюма для визита в Элизиум с него.
- Добрый вечер, - сверкнул он улыбкой в сторону продавшиц. С их лиц уже испарилось недовольное выражение, и они с одинаковым восторгом (обе: и блондинка, и брюнетка - похожие на лупоглазых кукол в идеально пригнанных по пластиковой фигурке платьях) воззрились на тореадора. - Не могли бы вы там помочь...
Через несколько минут на прилавке возвышалась гора одежды. Александр дал себе волю - выбрав для Эриха пиджак с набивными сине-фиолетовыми цветами, он прикладывал к борту различных цветов галстуки и рубашки, пытаясь найти наилучшее сочетание. Остановился наконец на гладких брюках в тон пиджаку, глубокого темно-синего цвета, и серебристой рубашке - галстуком решил не мучить, Эрих и без того поглядывал на непривычную одежду со сложносочиненным выражением лица. Себе выбрал неброский серебристый костюм в тонкую полоску, и остался весьма доволен.
- Карточка или наличные? - прощебетала кукла-блондинка, хлопая подкрашенными ресницами и улыбаясь.
- Наличные, - улыбнулся ей Александр, доставая бумажник. - И будьте так добры, упакуйте старую одежду.
Он думал о том, что по дороге придется снова перекусить, и очень удачно именно сейчас у одной из продавшиц зазвонил телефон. Она юркнула в заднюю дверь, и до Александра донеслось: "Привет, детка... ой, нет, как ты можешь быть невовремя? Да, еще на работе... нет, я..." а потом дверь закрылась и из-за нее доносилось только невнятные слова, перемежаемые хихиканьем. Кукла-брюнетка, укладывающая их вещи в фирменный пакет магазина, стреляла глазками и улыбалась накрашенными неброской розовой помадой губами. Александр неторопливо приблизился к ней...
...а дальше все было как всегда. Несколько минут, несколько глотков - но зато теперь он мог не бояться, что нарушит правила хорошего тона.
Деньги, кстати, за два костюма и туфли он честно оставил на кассе.

[+2 БП]

Отредактировано Александр Рейнхолд (03.06.2013 22:09:31)

0

9

К возне Ала со шмотками Эрих давно уже относился спокойно. Философски даже, вот например, размышлял: почему тореадорам позволено убивать чертову тучу времени на совершенно бесполезные занятия (в этот момент Ал выбирал рубашку, одна не понравилась, он отложил и взял другую), а вот стоит себе попробовать щупальце отрастить, так сразу скандал на весь мир. Ну, в масштабах отдельновзятого Ала.
То есть, все вроде понятно «почему»,  но все равно – несправедливо.
Эрих шмыгнул в примерочную, где быстро переоделся. Сначала он так и остался в кроссовках, но мимо бдительного взгляда не прошел, и туфли ему тоже были докуплены. Тут оставалось порадоваться, что вампирам не грозят мозоли.
Пакет с «родными» шмотками Эрих схватил ревностно, словно защищал убежище.

Когда они вышли на улицу, Эрих снова повеселел. Представление «древнему типу» - это все же приключение. Он никогда не видел по-настоящему… ну то есть, старше лет трехсот, - древних вампиров. Чувство самосохранения, спрятавшись где-то то ли в груди, то ли в животе, по-прежнему бурчало – мол, и не стоит, увольте от такого счастья.
Но любопытство пересиливало.
- Интересно, как он выглядит, - вслух подумал Эрих. – Не могу себе даже представить существо пары тыщ лет от роду… или даже больше. Как ты думаешь, на что он похож?

0

10

- Он обязан быть похож на человека, - резонно заметил на вопрос Эриха. - Иначе на публике показываться чревато.
Пока гуляли по центру, Александр рассказывал Эриху о своем периоде жизни в Венеции, вотчине Джованни, где был с Сиром. То есть, разумеется, рассказывал еще лет десять назад, но Эрих - это же Эрих, если информация не касается его непосредственно в данный момент, скорее всего, он пропустит ее мимо ушей, а потом будет таращиться - "а? чо?"
- Возраст вампира можно определить по глазам, - говорил Александр, - то есть... не до сотен-десятков лет, разумеется, но... словом, если создается впечатление, что на тебя смотрит Вечность - перед тобой Старейшина.
После того, как Александру надоело кружить по улицам, а Эриху - любоваться витринами, он поймал такси.
- Нэнфордское кладбище, - сообщил он водителю, откидываясь на спинку сиденья.
Если тот и подумал, что его пассажиры - конченые экстремалы, собирающиеся гулять ночью по кладбищу, то ничего не сказал.

Два дня пролетели, как два часа, и Александр объявил, что дольше тянуть с представлением Князю просто... неразумно. Не далее чем вчера в Лондон явился Стиви (а с Эрихом они перебрались в "Рассел Корт"), привез Умницу и отправился на свою конференцию по пластической хирургии - и Эрих напоминал и прошлой ночью, и этим вечером: Александр обещал, что сегодня они с гулем увидятся.
- Только после Элизиума, - поставил непременное условие тореадор. - Я вызову такси.

Отредактировано Александр Рейнхолд (03.06.2013 22:19:20)

0

11

Эрих слушал Ала вполуха, пока тот рассказывал о жизни с Сиром. Только удивлялся… нет, не завидовал даже – именно удивлялся, - тому что тот сам обучал всему птенца.
Сир Эриха считал, что каждый должен доходить до всего своим умом.
В меру способностей.
Поэтому Эрих и пробегал недоделком столько лет, за сколько люди успевают три университета закончить, да еще и пи-эйч-ди получить.
Кажется, это была целая философская система – и она тоже имела отношение к Вечности, но Эрих так ее и не понял – о чем теперь было как-то поздновато жалеть.

Их привезли в район и к зданию, которое впервые дало Эриху понять: они больше не в Америке.
В Америке посреди большого города не встретишь домов, увитых девичьим виноградом, окруженных ухоженным газоном – да и просто меньше сорока этажей не совсем в «спальном» районе, а вроде как почти посреди города.
Местный Элизиум казался очень спокойным и тихим. Разумеется, Эрих немедленно подумал, что на самом деле это не так.
В тихом омуте, как известно, много чего водится…
- Я не уверен, что прям вот мечтаю познакомиться с «Вечностью», - заметил Эрих, выскакивая из машины.
На обочине был припаркован лимузин. Ночной ветер шелестел кронами деревьев. Фонари светили со сдержанным достоинством приборов, призванных обслуживать людей, а не лезть в глаза назойливой рекламой.
- Ну ладно, пошли что ли, - вздохнул Эрих.

Отредактировано Эрих Майер (29.05.2013 07:29:31)

0

12

Джонни Хард

http://s1.uploads.ru/rgV8Z.png

Хранитель Элизиума, понятное дело, не обязан пребывать на бессменном посту у двери. Однако Джонни предпочитал некоторое время изображать неприступного вахтёра на проходной закрытого предприятия: в первые час-два после того, как Элизиум приветливо распахнул двери для гостей, и за три-четыре часа до его закрытия. В это время являлось большинство тех, кто сегодняшней ночью хотел пообщаться с Сородичами и перемыть тазик-другой костей тем, кто общаться не пришёл. Разумеется, Хард не стоял непосредственно на крыльце, сурово вглядываясь вдаль из-под ладони, козырьком приложенной к глазам: люди давно изобрели и удобные кресла, и камеры внешнего наблюдения. И вот когда в камеру унаблюдовывается какой-нибудь гость, особенно незваный - тут можно уже и выйти навстречу. С широко распахнутыми объятиями.
Притормозившее у Элизиума такси Бруджу не обеспокоило. В конце концов, Кенсингтон - не какой-нибудь вам Брикстон с его жилой застройкой и, толерантно выражаясь, этническим многообразием. Тут не принято просто так совать любопытный нос в чужие дела и выяснять, что происходит за стенами респектабельных особняков. Закрытый клуб - и всё тут. Вольные каменщики. А также штукатуры и прочие маляры.
Из машины легко выпрыгнула фигура. Одета была фигура вполне прилично, но не признать коллегу по несчастью Джонни не мог: парень явно не привык носить костюмы, разве что спортивные. У бедолаги аж волосы дыбом стояли - видать, в зеркало на себя полюбовался перед выходом. Ласомбра в этом плане попроще, мда. Кстати, парень явно не один - ждёт кого-то из машины.
Перед хорошо знакомым Клементом можно было выпендриваться как угодно: с Каитиффом у Хранителя были неплохие приятельские отношения. Зная Уайтхэда, Бруджа вполне мог прикинуть, кого тот способен приволочь на хвосте - и как можно с несчастной жертвой разговаривать. Здесь же морда была совершенно незнакомая, поэтому Хард нацепил на лицо дежурную вежливую улыбку и вышел в вестибюль, ожидая, когда же вновь прибывшим хватит неосторожности впорхнуть в Элизиум и, собственными руками захлопнув за собой ловушку, попасть в лапы непревзойдённо коварного и злобного Джонни!
Мда. Скромновато имечко для Тёмного Властелина. И для серого кардинала тоже. Непорядок! Поменять, что ли?
_________________

Джон - парень не простой: он победит злодеев даже лысый и босой!

Дисциплины: ||Могущество 3||Стремительность 3||Присутствие 2||Прорицание 2||
Узы Крови/Винкулумы (к/от): нет

0

13

Когда такси прибыло по месту назначения, Эрих выскочил из машины, как будто в новых брюках завелась крысы и всю дорогу кусала его за зад.
Cам Александр замешкался. Несколько секунд сидел, глядя почему-то на гостеприимно открытые ворота, и ветку винограда, которая тянулась с одной из створок к фонарю, будто пытаясь на него взобраться. Только когда таксист выразительно кашлянул, напоминая о своем присутствии, а Эрих нетерпеливо протянул: "Ну пошли уже!", очнулся от своего оцепенения и из машины выбрался.
Волновался. Безусловно. Вампиры, разумеется, не потеют, но откуда-то из глубин телесной памяти появилось желание достать платок и вытереть ладони.
Тридцать лет прошло. Элизиум оставался прежним, а сам Александр нет - и явился он сюда в одиночку... стоп, не в одиночку.
Эрих нетерпеливо приплясывал, чуть не тащил за рукав внутрь, пошли мол, быстрее зайдем - быстрее выйдем!
Александр улыбнулся ему, положил ладонь на плечо. В двери они вошли вместе.
Да, тридцать лет прошло, и хоть он и готов был к тому, что встретит в Элизиуме тех, кто еще помнит его Сира, и, может быть, его самого, но не ожидал, что первым знакомым лицом, которое он увидит, будет...
- Джонни Хард, - имя само выпрыгнуло на язык с задворок памяти, и на лице Александра появилась улыбка.
Бруджа выглядел точно так, каким он его запомнил - лысый, мощный, излучающий уверенность и спокойствие, хотя явно стал... значительнее. И вроде бы выше и шире, хотя не исключено, что дело было в костюме.

Отредактировано Александр Рейнхолд (29.05.2013 12:34:48)

0

14

Их встретил именно тот, кого ожидаешь встретить в подобном месте: здоровяк, у которого только что на лысине не было вытутаировано: «вышибала».
Подобные личности вызывали в Эрихе два противоположных желания: проскочить незаметно или наоборот, вытащить всю свою наглость на свет… фонарей и электрических лампочек, и попытаться пройти.
Не зря же его Ал в костюм вырядил, верно? Ну и вообще, их вроде как ждали. Иногда Эриху приходилось напоминать себе, что он больше не нелегал.
Ал, к тому же, знал типа.
Даже вроде как меньше нервничать стал.  Эрих не был особенно внимателен к эмоциям, но уж тут-то любой поймет.
- Привет, Джонни, -  Эрих улыбнулся и даже сделал жест «пис, чувак».
По крайней мере, лысый  здоровяк явно не был каким-нибудь пафосным вентру. Ну, и «древним типом» тоже. 
- Ала ты знаешь, похоже, ну а я с ним.

0

15

Джонни Хард

http://s1.uploads.ru/rgV8Z.png

ПортрЭт второго красавца, явившего себя миру из недр такси следом за первым, показался Джонни смутно знакомым. Вроде лет тридцать назад болталось тут что-то такое... Лерой, что ли, Блэквуд приволок заморскую диковинку с очередных гастролей по Америке? Чёрт его упомнит. Бруджа не утруждал себя ни заведением на всех посетителей своего Элизиума подробных досье с непременной фотографией в трёх ракурсах, ни попыткой удержать в памяти дорогие лица и имена тех, кто уже несколько лет не радовал его своими посещениями. Запоминалку же ж порвёт к салюбрячьей бабушке! Посему Александр так и остался опознанным отнюдь не в той степени, которая подошла бы для полицейского протокола.
Впрочем, кое-что память всё же подсказывала, соответственно - Рейнхолд был признан кем-то вроде очень дальнего родственника. Которого не то чтобы бурно рады видеть, но и прогонять из дома не станут, а пустят в гости и даже напоят чаем с плюшками. Если подарки привёз!
Совсем другое дело было с Эрихом. Мало ли, каких подозрительных изамонцев блудные родственники с собой из путешествий приволакивают? Забудет его потом в Элизиуме, сам сбежит на очередной Арварох, а кому придумывать, куда изамонский труп прятать? Хранителю, разумеется! С таким положением Хард был категорически не согласен. Равно как не очень устроила его и фамильярность обращения. Опять же: патлатый немножко, но свой - хрен с ним, а этот куда лезет? Или он на Элизиумах совсем новичок, зелёный и желторотый? Тогда надо срочно учить правилам хорошего тона. Нет, Бруджа-то сам отходчивый и вообще плевал на все церемонии, отвесил бы подзатыльник и успокоился - а ну как птенчик на Вентру напорется?
Джонни вздохнул и начал педагогический процесс: распахнул объятия и кинулся Эриху на шею - не забыв учесть разницу в массе, разумеется. Говорящий коврик из вампира, конечно, штука практичная и долговечная, но будут же потом рассказывать про несчастных неонатов, зверски замученных за одно лишь неверное обращение к старшим!
- Чувак! Братан! - прочувствованно всхлипнул Хранитель, от души облапив несчастного Тзимицу. - Я-то уже, считай, дождаться не чаял, когда ж вы нас осчастливите! Я ж твоего Ала вот такусеньким помню, сколько там лет ноги его в Лондоне не было - ни на секунду не забывал! А о тебе - наслышан, наслышан, только и разговоров про Того-Который-Ходит-Вместе-С-Алом! И вежливость твоя поразила меня в самую селезёнку! - Джонни чуть отстранился, возложив руки Майеру на плечи, и попытался слегка повертеть того в разные стороны, разглядывая более пристально. - С Князем ты, небось, тоже на короткой ноге? Митькой кличешь? А он тебя как величает?
_________________

Джон - парень не простой: он победит злодеев даже лысый и босой!

Дисциплины: ||Могущество 3||Стремительность 3||Присутствие 2||Прорицание 2||
Узы Крови/Винкулумы (к/от): нет

+3

16

В этот момент Александр оказался под влиянием противоречивых чувств.
С одной стороны, хотелось отвесить Эриху подзатыльник и зашипеть: "Я сто раз просил не называть меня Алом!", с другой - кинуться к Джонни и постараться отобрать у него злосчастного парня, который выглядел как тряпочка, которую треплет бульдог.
Последнее тут же было признано неразумным действием: вряд ли Джонни, как самый очевидный преемник Хранителя (а именно в таком качестве его запомнил Александр), решится причинять намеренный вред гостю, пусть даже гости и ведут себя несколько... неосмотрительно. И потом, разве Александр не говорил Эриху вести себя в Элизиуме как можно скромнее и предоставить все переговоры ему? Говорил, и не раз, и в Лос Анджелосе он как-то умудрялся "вести себя прилично", а тут...
"И он снова назвал меня Алом! Заслужил"
Мысль была несколько мстительной, но Александр почувствовал, как губы неудержимо растягиваются в улыбку, настолько комичной была ситуация. Поэтому он просто на несколько секунд прикрыл глаза рукой, чтобы в том числе спрятать улыбку - и от Бруджа, и от самого Эриха.

Раскукожить|Скукожить

http://s1.uploads.ru/t/s2MJz.jpg

- Джонни, перестань, пожалуйста, трясти Эриха, - наконец, справившись со своим голосом и лицом, попросил Александр, - Он больше не будет.

0

17

Здоровяк накинулся на Эриха… и нет, не вышвырнул его вон, и даже не отвесил оплеуху, а стиснул.
Так, что еще немного – и все потроха бы через уши полезли; вернуть-то их не проблема – но это же спалишься…
«Ну вот опять  слажал», - мелькнула обреченная мысль. Этикет по-прежнему оставался не самым сильной его стороной, что поделать.
Хорошо, что Эриху не надо было дышать. Иначе бы точно задохнулся.
Мысль растянулась во времени, пока Эрих воображал, как будет выглядеть в раздавленном виде, и долго ли потом придется восстанавливаться в более традиционную форму.
Было обидно: «хитрый план» прокатить за «своего» как-то… не очень удался, причем, похоже, к Алу это тоже относилось.
Здоровяк-Джонни для верности еще и встряхнул, как ротвейлер – болонку (или, вернее, мелкую дворнягу, в болонки Эрих породой не вышел), а потом все-таки соизволил отпустить.
Эрих медленно встряхнулся.
Помолчал.
- Ы… - выдал, наконец. И, когда получилось говорить более осмысленно:
Эта… извини, если что не так. Да. Извини. Мы тут... отметиться, чтоб все по правилам.
Он поторопился ретироваться к Алу, чтобы спрятаться за не очень широкой тореадорской спиной. Может, по лондонским обычаям тут полагалось кланяться или книксен сделать (честное слово, Эрих бы не удивился), вот только пусть Ал первый начинает, а он уж как-нибудь повторит.

0

18

Джонни Хард

http://s1.uploads.ru/rgV8Z.png

Блудный родственник ненадолго застыл, обуреваемый противоречивыми чувствами. Во взоре его ясно читалось: "Убью скотину!" - только вот, похоже, он никак не мог определиться, которую из двух скотин убивать. Обоих сразу, похоже, опасался не потянуть. Сомнения и страсти, судя по всему, тянули юного сэра в разные стороны с одинаковой силой и по строго противоположно направленным векторам - в итоге, согласно неоспоримым законам физики, юный сэр недвижно оставался на месте. И, видимо, понимая, что ситуация требует всё-таки сделать хоть что-нибудь, но не ноги - он сделал жест, в простонародье именуемый фэйспалмом: томно поднёс руку ко лбу, частично закрывая лицо. Выражение той части лица, которая осталась доступной посторонним взорам, напомнило Джонни анекдот. Лондонский ипподром, присутствует лично Её Величество, изъявляет желание лично наградить жокея-победителя. Тот подъезжает к королевской ложе - и внезапно его кобыла не находит никакого иного момента для того, чтобы громко избавиться от излишков сероводорода в организме. Неловкая пауза, жокей начинает горячо и сконфуженно бормотать извинения... Её Величество благосклонно улыбается и изрекает: "Как удивительно... если бы Вы не начали извиняться - я бы точно решила, что это сделала лошадь!" Так вот - лицо Александра выражало те же чувства, какие, по мнению Хранителя, должен был испытывать жокей за секунду до первого "Извините".
Впрочем, дальше события развивались отлично от анекдота. Да и то сказать - не похож был Хард на Её Величество... ну разве что количеством конечностей.
"Лошадь" оказался смышлёным и понятливым. Немедленно признал свои ошибки, покаялся и, кажется, был готов едва ли не к немедленной встрече с Создателем. Но нет, до такого альтруизма Джонни ещё не дожил: пусть-ка поганец ещё помучается в земной юдоли, полной скорбей!
Бруджа выпустил несчастного Эриха, отступил на шаг и взглянул на обоих приятелей:
- Будем считать, репетиция прошла... местами успешно. Попробуем прогнать сцену ещё раз, теперь без ошибок, - он посерьёзнел и преувеличенно вежливо изобразил короткий поклон: - Итак, добрые сэры, я Джонни Хард, Хранитель Элизиума в Кенсингтоне. Добро пожаловать в Лондон. Могу ли я узнать ваши почтенные имена и намерения на текущий вечер?
_________________

Джон - парень не простой: он победит злодеев даже лысый и босой!

Дисциплины: ||Могущество 3||Стремительность 3||Присутствие 2||Прорицание 2||
Узы Крови/Винкулумы (к/от): нет

0

19

Странно, должно быть, но только сейчас Александр по-настоящему ощутил, что вернулся домой, в старую добрую Англию.
Перестав ерничать и полоскать Эриха, Джонни стал серьезен и почти чопорен - насколько может выглядеть чопорным сородич формата "лысый шкаф с антресолями".
Именно этой церемонности и не хватало Александру в Америке, там все происходило быстро, по меркам Старейшин Старого Света - почти непристойно, и этим веяниям поддавались даже старшие вампиры, живущие за океаном. Да что далеко ходить - даже Ла Круа пеняли его излишнюю торопливость и жажду власти (за глаза, разумеется, и всего лишь витающие в воздухе слухи-настроения-подозрения, не более).
Ответив церемонным поклоном на поклон Джонни, Александр произнес:
- Благодарю, уважаемый сэр Хард, доброго вечера и Вам. Александр Рейнхолд и Эрих Майер, - вышеупомянутый Эрих Майер как раз находился за плечом, - к Вашим услугам. В Лондон мы прибыли по личным делам, а в Элизиум явились с целью засвидетельствовать свое глубокое почтение Его Высочеству.
На языке вертелись с десяток вопросов, которые Александр готов был задать Джонни, все и сразу: что произошло с леди Анной, какова общая политическая обстановка в Лондоне, и главное - не встречался ли ему Лерой, - однако такое поведение граничило бы с неприличием. Эрих сопел где-то на полкорпуса сзади, и Александр понадеялся, что тот усвоил урок и не вляпается в то же самое... место.

Отредактировано Александр Рейнхолд (29.05.2013 22:14:10)

0

20

Трансформация была мгновенной.
Честное слово, любой цимисхе и даже, наверное, гангрел позавидует: лепка плоти? Превращение? Черта с два ты за секунду сделаешь из типичного вышибалы чуть не благородного лорда.
Эрих вытаращился на Джонни – парня, который только что чуть не переломал ему все кости, а теперь кланялся, и слова выговаривал так, как Эрих не смог бы, даже добавь себе во рту еще пару языков.
А еще Эрих подумал: зачем это все? Церемонии – совершенно человеческие, с человеческими титулами и формулировками. Маскарад-Маскарадом, но какой смысл притворяться перед теми, кто все равно знает правду?
Ладно, решил Эрих, мне не понять, и стараться не стоит.
Тем временем, Ал представил их (от  внимания Эриха не ускользнуло, что тот не упомянул клановую принадлежность, но это была скользкая тема, сам ее он трогать не собирался).
- Засвидетельствовать свое глубокое почтение, - изобразил эхо, и довольно неуклюже поклонился.

0


Вы здесь » Urbi et Orbi - Городу и миру » Поиски углов Круглого стола » 4. 1998 год, октябрь. ...о, тяжело пожатье каменной его десницы!